Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
01:37 

на конкурс "цветение сакуры"

в тихом омуте жабы водятся
Название: Вишня убивающая. Заплати за мою красоту.
Автор: riikа
Бета: Atrox777
Фендом: Наруто
Пейринг: Ибики\Генма, Хайяте\Генма
Жанр: романс
Рейтинг: nc-17
Статус: в процессе
Дисклеймер: герои принадлежат не мне
Предупреждения: ООС, яой. AU внутри канона.
ОТ АВТОРА: по Так... Ибики. Генму. Понятно куда. Но тока не в рот. Почему-то я
уверена, что _туда_ шиноби иметь нельзя, ибо откусит. Ангстово.
Рейтингово. Atrox777
Написано на конкурс "Цветение сакуры", ежели не поздно.

Размещение запрещено.


Глава 1. Мертвые лепестки, воспоминания и тени в углу.

Весть принесла Сакура. Тихонько стукнула по стеклу и, не медля, оказалась внутри.
- Да, не Какаши-сенсей, - с непонятным удовлетворением в голосе произнесла она и легонько, кончиками пальцев, погладила свежеокрашенную раму.
Генма автоматически закутался в одеяло, скрывая наготу и пытаясь подгрести к себе пустое место рядом. И как обычно, туман сна развеялся и все внутри сжалось привычной болью.
Девушка наблюдала за этой панической суетой, слегка склонив голову набок, как маленькая птичка. Ее розовая юбка разлилась по подоконнику опавшими цветами сакуры.
- Забываю все время, - сконфуженно заметил Генма, уже без стеснения выбираясь с кровати. Он обернул толстое одеяло вокруг бедер, подхватил одежду со спинки стула и со всем возможным достоинством проследовал в ванную. Дверь Генма не закрыл и потому беспрепятственно уловил приглушенное хихиканье.
- Генма-сан не помнит, что я уже большая! - даже в голосе угадывалось болтание ногами. Генма ухмыльнулся. Очень по-взрослому.
Он неаккуратно свалил одеяло в угол, на корзину для белья, обещая себе заняться уборкой позже, и быстро влез в форменную одежду. Мельком посмотрел в зеркало, прилаживая бандану. Отражение неожиданно привлекло и задержало его взгляд. Генма с неудовольствием потрогал пальцем вполне заметный синяк под глазом, пропустил по ладони косматые светлые сосульки.
Ты жалок, мой Клинок...
- Генма-сан? - Сакура уже отчетливо мялась у двери в ванную, из остатков девичьей скромности, не заглядывая. - Сенсей не любит ждать.
Он снисходительно фыркнул в сторону зеркала и решительно развернулся к нему спиной. Сенсей Сакуры, Пятая Хокаге деревни, действительно стоила того, чтобы поторопиться на встречу с ней. Это предвещало, по крайней мере, интересную и срочную миссию.
То, что медик прописал.
А девушка действительно выросла. Незаметно вытянулась, набралась силы, расцвела в прекрасную куноичи. Длинные яркие хвостики, в подражание ее кумиру, смирно лежали на плечах, даже когда она стремительно двигалась по крышам перед ним. Генма сосредоточенно смотрел только вперед, даже не сразу осознав, что бездумно пялится на оголенные предплечья Сакуры; по нежной, еще не тронутой коже, с едва заметным, золотящимся пушком, быстрыми полосами пролегала темнота, когда они пересекали тени домов. .
- Ух, как я хочу с вами! - очень эмоционально и совершенно неожиданно вырвалось у нее, и Генма вдруг заметил то, что совсем не хотел замечать раньше.
Куноичи была страшно напряжена — узкая спина ее ходила ходуном под легкомысленным платьем, сильные, маленькие кулачки были стиснуты до побелевших костяшек. Сведенные плечи при беге, как еще не дернуло судорогой? Генма только головой покачал на столь вопиющую юность. Как бы хороша не была профессиональная подготовка Сакуры, детство пробивалось еще из всех артерий.
- Ты уже знаешь суть миссии? - тихо поинтересовался он. Ему было не сильно любопытно, но такая осведомленность простого чунина, хоть и учившегося у самой Хокаге, говорила о полной несерьезности задания.
- Нет, конечно! - возмущенно фыркнула Сакура, приземляясь перед входом в башню администрации. - Просто на ваших миссиях всегда нужны услуги медика, а это неплохая полевая тренировка. Кроме того, - она метнула быстрый взгляд из-под светлых ресниц. Глаза блестели, как зеленое лесное озеро в тени дремучих великанов. - У вас другая школа и практика. Хочу сравнить.
Как ни в чем ни бывало, Сакура отвернулась, разглаживая разрезы юбки на округлых бедрах. Слегка озадаченный Генма пригляделся, сдерживая смешок: ученичество как мутация, меняет человека. И фигурой девчонка уже сейчас напоминала Цунаде... особенно со спины.
Она легко взбежала по ступеням, Ширануи почти дышал ей в затылок. Пушистый, нежный затылок.
Раздражающе розовые волосы, будто пролитая краска перекрасили древние стены башни, сдержанный цвет старой меди потух, подавленный агрессивным напором.

Словно ручей, узкий, узорчатый, по велению неведомых демонов, расплескался в воздухе. Бесшумный ветер от движения и острый блик лунного света — вот и все жалкие признаки материальности. Разрубленные лепестки сакуры забились, затанцевали в воздухе. Подчиняясь безмолвным командам ласкового дирижера, невесомо облепили его фигуру в воздухе, чтобы спустя дрожащее мгновение умереть, устлав светлым в неверном свете луны землю.
Крошечный клочок розовой жизни упал Генме на щеку. Его ощутимо передернуло от движения по коже, он брезгливо мазнул пальцами и тут же, уловив краем глаза изменение обстановки, сделал спокойное лицо.
Хайяте, остановив свой танец с луной и мечом, серьезно посмотрел на него. Темные блестящие глаза были странно неподвижны, что после сумасшедшего переливания металла в его руках казалось почти кощунством.
- Давно хотел спросить, - начал Гекко. Голос был тихий и глуховатый, в любой момент грозящий оборваться страшным хрипом в груди. - Почему ты так не любишь сакуру?


- Извини, Сакура, - Цунаде редко снисходила до объяснений, но чего не сделаешь под умоляющим прицелом глаз любимой ученицы. - Это миссия для одного. В следующий раз сравнишь.
И не дав Генме улыбнуться ошеломленной мордашке куноичи, Цунаде оперативно приказала выставить ее за дверь. На то и сенсей, чтобы читать тайное в душах учеников, чему тут удивляться?
Операцию по выдворению блестяще провела Шизуне, после чего вернулась к начальственному месту и замерла за спинкой кресла, недобро поглядывая оттуда на заваленный бумагами стол.
Цунаде переплела пальцы под подбородком.
- Миссия действительно на одного, а потому и Намияши тут нет.
Генма уже давно вышел из того возраста, когда изумляются способностям лидеров, и тем не менее был впечатлен. Мысль о верном напарнике только-только посетила его светлую голову и была перехвачена в полете за хвост.
- Ибики, - устало кивнула Хокаге. Тонкие, дрожащие морщинки в уголках глаз, будто нарисованные на безупречном лице изящной кистью придавали ее облику томную усталость фарфора.
Начальник отдела допросов громоздился в углу неподвижным монументом. Ширануи послушно перевел взгляд, как только лидер обозначила его присутствие, передавая полномочия для введения бойца в курс дела.
- Пропал один из наших шиноби, - Ибики чуть выдвинулся из угла, тени неохотно отпустили его, темными кляксами стекая с длиннополого плаща под ноги.
«Вот так сразу!», чуть не ляпнул Генма и, сдерживая себя, впился зубами в сенбон, едва не кроша эмаль. Да что такое с ним сегодня? Никакой выдержки... Не зря утро началось с лицезрения Сакуры. Прекрасной, смертоносной Сакуры.

- Это не то, что бы нелюбовь.
Ночной ветерок взметнул опавшие лепестки, закрутил небольшой розовый смерч, который на мгновение прильнул к коленям Хайяте. Поластился кошкой и вдруг выбросил жидкое щупальце в сторону Генмы. Он замолчал и отшатнулся, но недостаточно быстро. Тонкая пленка облепила губы, невесомо царапаясь за сухую кожу. И глядя в потемневшие, немигающие глаза Хайяте, Генма облизнулся каким-то быстрым, вороватым движением.


Цунаде поморщилась. Слышать такое об одном из подчиненных... неприятно. По крайней мере. Как будто винтик в хорошо отлаженной машине начал думать самостоятельно. Шизуне за ее креслом сначала отгородилась темными прядями, а потом и вовсе пала на колени вылавливая фамильяра-свинку под начальственным креслом.
- Обстоятельства странные, - продолжил Ибики, будто и не замечая весь этот мимический театр. Завел руки за спину, упруго качнулся на носках. Одновременно плеснуло горячим в висках, Генма изумленно замер, не понимая своей реакции.
- Миссия категории S, на троих. Задание выполнено, двое вернулись, один нет. Вернувшиеся не в состоянии сказать, что с пропавшим, в голове словно туман. Их проверили и мои... специалисты, и медики. Похоже на технику с воздействием на разум.
- Медицинская, - вставила Цунаде.
Ибики замолчал на мгновение, ожидая продолжения, закаменел лицом, когда его не последовало. Тени у его ног встрепенулись и принялись карабкаться вверх, прячась в складках плаща.
- В крови обнаружен неизвестный токсин растительного происхождения, - нехотя возобновил он инструктаж.
- Неизвестный на данный момент, - опять уточнила Хокаге, мало обращая внимания на недовольство Ибики. - Я, конечно, не Орочимару, но уже работаю над ним, - с неизвестно в чей адрес ехидством добавила она.
Ибики скривился, Генма мог в этом поклясться. Ну, или тени добрались до лица и удобно разместились в каждой рытвине на коже, под каждым старым бугорком.
- Если уж Цунаде-сама не смогла, - со здоровым скептицизмом протянул Генма, - то я не вижу, чем именно...
- Ширануи! - рявкнул Ибики.
Генма дернулся. Его член тоже. Он так удивился, что даже забыл бояться. Никогда не замечал за собой склонности к мазохизму.
- Твое дело не медицина, твое дело поиск, - продолжил мысль Ибики. - Для начала.
- А почему такая секретность? Не первый, и не последний раз пропадают бойцы.
- Не при таких обстоятельствах, - Цунаде наконец откинулась на спинку кресла, светлые одежды нескромно разошлись на ее груди, - если остаются свидетели, они точно могут сказать, что случилось. Есть тело, есть доказательство. Или...
Она умолкла, отвела глаза. Длинные, растрепанные хвостики устало облепили округлые плечи.
- Самое главное, Ширануи, - теперь голос Ибики рокотал как зарождающаяся на окраине леса гроза. Генма поспешно прихлопнул неуместные мысли. - Пропавший шиноби — АНБУ.
Остатки разговора были как через пелену. Это будто получить без предупреждения поддых. Два раза. Кувалдой.
Он еще услышал приказ отправляться вечером и, получив указание, зайти перед убытием в нору Ибики, был отпущен восвояси.
Сакура, как оказалось, не ушла. Она стояла в коридоре, в вольной позе прислонившись к оконному переплету, и мрачно сверлила взглядом маски АНБУ-охранников. Маски оставались безучастными к такой демонстрации отношения. Генма взглянул на безликие фигуры. Один из них может быть выжившим на той миссии. Или оба. Или не одного, что вероятнее, учитывая допросы и подозрения. Он думал о будущей миссии и, еще, почему-то о сексе. В форме было жарко, Генма даже чувствовал, как потеет затылок.

Он еще никогда не пробовал из уютной позы лотоса броситься на человека, оплести его бока своими ногами, вцепится в плечи и нетерпеливо урча, раскрыть рот под напором знакомого языка. Но у Генмы получилось. Не гений, конечно, но талант, определенно талант.
Хайяте прикусил его нижнюю губу и настойчиво пососал. Генма выгнулся сильнее, желая приникнуть ближе, потереться членом о тело партнера, пусть и через все эти лишние тряпки. Гекко осторожно освободился, держа руку с мечом на отлете, Генма почти застонал от разочарования, ерзая на земле и не замечая, что в свободные волосы впутываются лепестки сакуры, все больше и больше, как корона сумасшедшего модельера.
Не отрывая потяжелевшего взгляда от раскрасневшегося лица Генмы, от его белой, как лунные лучи шевелюры, Хайяте снял чужие руки со своей шеи и, вложив меч в ножны на спине, быстро расстегнул нагрудную перевязь.
- Ненормальный, - покачал он головой, задыхаясь сразу от приближающегося приступа, пережитого мгновенного испуга и слепящей злости. - Так бросаться на меч! Ты самоубийца?
Вместо ответа Генма сильней прижался к нижней части его тела, пах к паху, притянул сильными ногами Хайяте еще ближе, до невозможности жарко. Провокационно потерся, покачивая бедрами.
И отложив ножны на землю, Гекко вновь приник поцелуем к искусанным, зовущим губам, ворвался в рот, как после разлуки.
Лепестки сакуры на губах Ширануи канули в никуда, истерзанные, сожженные раскаленным воздухом между ними. Вопрос остался без ответа. Никто тогда еще не мог бы сказать, что скоро у Генмы появятся все основания ненавидеть сакуру.


- А я и не спрашиваю, - оживилась куноичи при виде хмурого Генмы. Он меланхолично перебросил сенбон из угла рта в другой и прищурился. Сакура хихикнула раздражающе весело.
- Ах, Генма-сан опять забыл...
Как морок вражеской техники: фарфоровые пустые маски, яркий блеск розового в солнечных лучах и окаменевший до боли член в форменных штанах.
-... что я уже большая!

@темы: конкурс, жанр: романтика, Хаятэ, Ибики, Генма, «Цветение Сакуры», размер: мини (до 20 машинописных страниц)

Комментарии
2010-04-23 в 01:56 

Юнис Византия
Да-а... Это очень гурманская и эстетская вещица! Тут тебе и Генма под соусом из вздыбленых штанов и «томная усталость фарфора» и капелька трагизма и Сакура в полный рост ))) Красота!
Мне кажется это неплохая заявка на победу. Спасибо, автор! А лепестки вишни здесь потусторонние такие...

2010-04-23 в 02:14 

в тихом омуте жабы водятся
Генма под соусом *чего-то подозревающий синий смайл* мне же страшно!
капелька трагизма трагизму много)
юмора вообще нету. он умер вместе с дрожащими поджилками (долго тянула - боюся теперь)
лепестки вишни здесь потусторонние такие а то)
не все любоваться.

2010-04-23 в 02:54 

Юнис Византия
Все нормально, на конкурс принято. И хорошо, что не «все любоваться». Должен был хоть один негативный образ сакуры нарисоваться для полноты картины )))

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Горячие клинки Конохи

главная