Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
11:58 

«Совсем не роман», перевод, автор - tuesdayfic

Название: Совсем не роман (Definitely not a Love Story)
Автор: tuesdayfic
Ссылка на оригинал: ЖЖ автора
Перевод: Grethen
Бета: Хаски Хесс
Персонажи и пейринги: Какаши, Гай, команда Гая и прочие жители Конохи.
Рейтинг: PG-13
Жанр: крэк.
Краткое содержание: Если Гаю втемяшится что-то в голову, остановить его очень трудно. Ухаживание и как именно этого делать не стоит.
A/N: написано по заявке imbrii
Примечания переводчика: «Раньше я бы скулила, что получился какой-то неперевариваемый стеб с картонными персонажами, несмешными шутками и убогой ситуацией, а теперь я могу назвать это крэк-фиком и радоваться жизни»(penelope_Z).
В фике присутствуют мстительный Ирука, одержимый Гай, бешеная Анко, а также намеки на Анко/Ирука.
Разрешение на перевод: запрос отправлен.
Дисклеймер: герои принадлежат Масаси Кисимото.
Статус: завершено. Автор собирается со временем переписать отрывки, которые ей не понравились.
Критика: если можно, на u-mail
Размещение в других сообществах: запрещено

За комнатой Какаши установили наблюдение. Он должен был отдать должное команде Гая — свое присутствие они скрывали хорошо. Ли, чтобы восполнить провал в гендзюцу, прибег к хитрости, обнаружить Тен-Тен было еще сложнее. Чтобы заметить Неджи, Какаши пришлось действительно постараться. Неджи явно оправдывал свой статус джонина — но Какаши все ещё был лучше. Он уже опасался открывать дверь.
Решив не обращать на них внимания, Какаши незаметно снял неcколько установленных им на входе ловушек и отпер замок. Скорее всего, Гай придумал им очередную безумную тренировку, подумал он и вошел в комнату.
Она была в цветах.
Вся.
Цветы у входа, цветы на столе, выложенное цветами сердце на кровати. Цветы были даже в ванной. Интересно, какой безумный вызов самому себе проиграл Гай, подумал Какаши. И ещё — такая радость выпала только ему или Гай осчастливил всех, кого знал. Какаши искренне надеялся, что он оказался не единственным «счастливчиком».
Он чихнул. И чихнул снова, сам того не ожидая. В воздухе было столько пыльцы, что ему придется устроить пожар, чтобы избавится от нее. По сравнению с ней даже зола казалась приемлемым вариантом. Какаши нестерпимо хотелось сменить маску, но тогда бы ему пришлось подставить лицо под еще большую угрозу.
Пусть поработает кто-нибудь другой.
Какаши распахнул окно и высунулся наружу.
- Эй, вы! Если больше заняться нечем...
Никого не было. Какаши тяжело вздохнул. Наверное, с ними обошлись так же, и теперь они хотели оценить нанесенный урон. А может, и немного насладиться страданиям ближнего. По-видимому, ему придется справляться самому.
Он совсем не гонялся за дополнительной работой и связанными с ней неприятностями, и не горел желанием пускать других в свое личное пространство, но сейчас ему захотелось, чтобы у него всё ещё оставалась команда генинов. Ещё раз вздохнув, он захватил запасную маску, деньги и отправился покупать мешки для мусора. Его собственный запас был удручающе мал.

Какаши снова натолкнулся на команду Гая на обратном пути. Он возвращался, сжимая в одной руке мешки для мусора и чистящие средства, а в другой последний роман из серии «Ича Ича». На этот раз они не потрудились спрятаться, и Какаши даже не пришлось отрываться от чтения, чтобы их заметить. Что было очень удобно, учитывая, что седьмая глава была одной из его любимых и он прочел её всего двенадцать раз. Он только дошел до сцены с пиратами.
Они перегородили путь к двери, Ли стоял в центре, Неджи и Тен-Тен по сторонам за его спиной. Неджи и Тен-Тен молча смотрели на Ли со страданием в глазах и как будто не верили в реальность происходящего.
Похоже, тайна наконец раскроется. Какаши мысленно вздохнул и захлопнул книжку. У него проснулся некоторый интерес к тому, что Гай выкинул на этот раз. К тому же, если он не выслушает их сейчас, то они так и будут за ним гоняться. Может быть, он сможет заставить их разгрести бардак, устроенный в его комнате. Может быть, Гай за этим их и послал. Может быть, он слишком многого хочет, если судить по их лицам.
- Какаши-сенсей, - в отличие от Тен-Тен и Неджи, всем своим видом выражавших страдание, Ли выглядел серьезным и готовым отдать все силы на выполнение того, что им задали. - Нам наказали передать вам послание!
- Боже, - сказала Тен-Тен, уставившись себе под ноги, будто искала там спасение, или хотя бы вражеского ниндзя, которого она могла бы убить.
Неджи смотрел на небо, вслух сетуя на свою проклятую судьбу.
Какаши был уже не так уверен, что хочет раскрытия тайны. Даже хорошо, если в жизни останутся загадки. Особенно если ему не придется слушать то, что так подействовало даже на Неджи.
Ли прочистил горло.
- Моему самому почтенному сопернику! - начал он, затем оглянулся на Тен-Тен и Неджи. Те уставились в ответ. Им, наконец, удалось более-менее справиться с эмоциями. Неджи выглядел бесстрастным, Тен-Тен ещё чуть хмурила брови. Ли оставил это без внимания и сделал жест, который, по-видимому, означал, что они должны были процитировать послание хором.
Тен-Тен снова взмолилась небесам.
Неджи невыразительно произнес:
- Я забыл слова.
Ли снова прочистил горло.
- В ясный весенний день, когда солнце стоит высоко в небе и распускаются цветы...
Тен-Тен зажала ему рот ладонью. Ли начал сопротивляться, продолжая приглушенно говорить.
- Знаете, мы все забыли слова, - произнес Неджи, и Тен-Тен с энтузиазмом закивала. Ли почти удалось вырваться, но Неджи пришел на помощь, и вместе с Тен-Тен, держащей Ли за шею, они потащили его прочь.
Ли сопротивлялся, как мог, задушенным голосом продолжая: «...достойно восхищения, что.. бффх... Гай-сенсей передает свою... кхммф... должны поддержать его...»
Какаши ещё некоторое время стоял с открытым от изумления ртом, но потом взял себя в руки и направился к своей комнате. У него будет достаточно времени во время уборки, чтобы выкинуть происшествие из головы.
Когда Какаши открыл дверь, цветы никуда не исчезли. Наоборот, казалось, что в его отсутствие они размножились: гвоздики и хризантемы, гардении, герань и бесчисленное множество других появивились, словно из-под земли. Все доступные поверхности были усыпаны цветами, которые охапками громоздились друг на друге. Он понятия не имел, где Гаю удалось раздобыть их такое количество.
Какаши с трудом соображал, за что хвататься в первую очередь. Он даже бы согласился выслушать послание Гая, если бы после этого его команда занялась уборкой комнаты. Память тут же услужливо напомнила, как покраснел Ли на фразе «Гай-сенсей передает свою...». У этой фразы могло быть бесконечно много вариантов окончания. К счастью, Какаши никогда не узнает верный.
К тому моменту, как Какаши привел комнату в более-менее пристойный вид, он сменил три маски, двадцать три мешка для мусора и неприлично даже по собственным стандартам опаздывал на встречу с Сакурой, Наруто и Саем. Уже через двадцать минут Саю нужно было отправляться на одиночную миссию. До условленного места встречи, тренировочных площадок на окраине селения, Какаши придется добираться бегом.
Какаши осмотрел свой наряд, усыпанный пыльцой, покрытый пятнами и загрубевший от долгого контакта с остатками нескольких сотен изувеченных цветов. Он выглядел так, будто его пыталась поглотить поляна диких цветов, и, скорее всего, так же и пах. Разумеется, сам он был неспособен чувствовать какие-либо запахи уже несколько часов, что было одним из немногочисленных достоинств .удушающей пыльцы.
Даже в волосах Какаши запутались цветочные лепестки.

Скорее всего, Сай уже ушел, когда Какаши наконец закончил сдирать с себя кожу под душем и переоделся в чистое белье. Торопиться не имело смысла, и он завернул к памятнику, чтобы положить к нему оставшиеся цветы. Он хмуро смотрел на камень, уверенный, что Обито сейчас смеется над ним.
- Это всё ты виноват, - сказал он и ушел, не дожидаясь ответа. Он достаточно опаздывал, чтобы тратить время, выслушивая насмешки Обито.
Все-таки, ему стоило немного задержаться. Или с самого начала прийти вовремя. Сая на прощадке уже не было, но с Наруто и Сакурой стоял третий человек.
Какаши пришел как раз вовремя, чтобы увидеть, как Гай победно выбрасывает вверх большой палец и говорит «Я рассчитываю на вас» Сакуре и Наруто. Посмотрев в его сторону и подмигнув, Гай скрылся в ближайших деревьях.
Какаши даже думать не хотел об этом.
Судя по их лицам, Наруто и Сакура разделяли его желание. Они стояли с круглыми глазами и отвисшими челюстями. Сакура издала какой-то странный сдавленный звук и посмотрела на Какаши. Наруто продолжал стоять, с ужасом глядя в направлении, куда удалился Гай.
Какаши поднял руку.
- Притворимся, что этого не было.
Сакура лихорадочно закивала, Наруто продолжал таращиться в пространство. Как только ему удастся справиться с травмой, взрыв неминуем.
Какаши предоставил Сакуре разбираться с этим самостоятельно.

На следующей неделе всё осталось по-прежнему. Как ни странно, самого Гая Какаши увидел нескоро, но следы его пребывания были буквально повсюду. Когда Какаши пришел в штаб по распределению заданий, его остановил Шикамару, с каким-то конвертом в одной руке и сигаретой в другой. Затянувшись, Шикамару со скучающим видом махнул конвертом и без всяких пояснений сунул его Какаши. В ответ на расспросы Какаши, что, черт возьми, это такое, и почему оно усыпано блестками, а буквы сияют, Шикамару только буркнул, как его всё достало и пошел прочь.
Какаши ещё не успел собраться с духом, чтобы распечатать конверт, поглядывая на Ируку, который бросал на него уж слишком любопытные взгляды, как перед ним возникло размазанное изображение Ли. Волосы Ли развевались на ветру, обычных грузов на ногах не было, и перемещался он непозволительно быстро для ребенка своего возраста. Выхватив письмо у Какаши, Ли выпалил: “Извините! Устаревшее! Ждите новую версию!” - и исчез так же быстро, как появился.
Какаши с растущим беспокойством подождал, но больше ничего не произошло. Только губы Ируки едва заметно дрогнули. Больше свидетелей сцены не оказалось, и, если бы не искорки смеха в глазах Ируки, Какаши мог бы подумать, что у него начался бред. Он подошел к столу, решив ничего не говорить, и протянул руку за новым заданием. Ирука протянул бумаги, очевидно, молчанием выражая сочувствие.
Какаши посмотрел на задание. Недостаточно сочувствия. Он снова взглянул на Ируку.
- Преподавание?
Ирука улыбнулся.
- Как вы уже знаете, преподавание может быть полезным опытом.
Мечта Какаши о генинах воплотилась самым ужасным образом.
- Я не подготовлен, чтобы преподавать в Академии.
- Всего на несколько дней. Вы проведете курс для тех, кто уже выпустился. Всего несколько лекций, я уверен, вы справитесь.
Все называли Ируку приятным человеком, но если вам не повезло опоздать со сдачей какой-то отчетика или увидеть эту слишком сияющую улыбку, то вы сразу могли оценить, какой зловредной сволочью он на самом деле был.
- Я просил что-нибудь за пределами селения.
- А, прошу прощения, - произнес Ирука. - Я, наверное, пропустил это – совсем погряз в запоздавших бумагах.
Его слащавый тон резко контрастировал с издевкой в глазах.
Какаши попытался вспомнить, насколько опоздал с последним отчетом. Он собирался сдать его более-менее вовремя, но потом пришла Анко и позвала выпить с Куренай, Гаем и ещё несколькими джонинами... Никто не отказывает Анко. По крайней мере, дважды.
На ошибках учатся – теперь уж он постарается избежать такой ситуации. На переписывание залитого выпивкой отчета ушло два часа, и еще день понадобился, чтобы пережить похмелье. Разрываясь между волнением по поводу мстительной улыбки Анко на следующее утро и неожиданно обнаружившимся засосом под левым ухом, он на несколько дней и думать забыл об отчете.
Судя по поведению Ируки, не он один.
- Желаете, чтобы я подыскал вам что-нибудь другое? - спросил Ирука, сверкая глазами и обнажая зубы в некотором подобии улыбки.
Какаши понял, что ещё легко отделался.
- Нет-нет, всё в порядке, - сказал он, крепче сжимая пальцы на бумагах с заданием.
- Вы уверены? - Ирука пролистал еще несколько дел. Какаши медленно попятился к выходу.
- Абсолютно. Я пойду.
- А вот нашлась приличная миссия ранга B. На полторы недели вы будете за пределами страны Огня, - сказал Ирука. - Приличная оплата, далеко и нужно только встретиться...
- Всё в порядке, - сказал Какаши, выскальзывая за дверь.

Несмотря на новые заботы – внезапно ставшие реальность будни в окружении толпы новоиспеченных генинов, которые он в кои-то веки не мог прогулять, Какаши то и дело вспоминал о письме. Он держал его в руках всего мгновенье, но на пальцах остались блестки, и он умудрился испачкаться чернилами.
Какаши вернулся домой, второй раз отдраил руки до красноты и стал ждать. Новая версия так и не пришла.
Когда на следующий день Какаши зашел забрать обучающие материалы, Ирука рассказал ему, что Шино и Киба из-за чего-то перестали друг с другом разговаривать, а Акамару вырвало блестками прямо на сапоги Ибики. Так в селении возникла еще одна история, от которой все были в восторге, но не смели смеяться вслух.
Какаши не был дураком и не стал расспрашивать – особенно учитывая участие Ибики – но у него была богатая почва для догадок. Не то чтобы ему было любопытно.
Конечно нет.

Когда после первого дня занятий Какаши направлялся за столь необходимой выпивкой, ему навстречу вышли Тен-Тен и Неджи. У обоих было очень странное выражение лица. Тен-Тен поигрывала кунаем, Неджи держал небольшой сверток - маленькую, умещающуюся на ладони коробочку, завернутую в сверкающую серебряную бумагу и с красной ленточкой, завязанной причудливым узлом.
Они остановились перед Какаши и переглянулись. Посмотрели на сверток. Посмотрели на Какаши. У них были глаза людей, перебравших бездну вариантов и не избежавших последствий.
Неджи первым нарушил положение вещей. Кивнув, как будто перед этим ничего не произошло, он взял Тен-Тен за руку и решительно пошел прочь.
Какаши согласился, что Неджи поступил мудро. Ему самому тоже не хотелось знать, что было в свертке. Он было последовал за ними, но потом остановился и решительно развернулся. Определенно, лучше остаться дома. Может быть, даже прибраться снова. Ему станет лучше, когда пропадут последние следы букетов.

Уборка не принесла желаемого облегчения. Он продолжал находить остатки цветов в самых странных местах. Из наволочки посыпались розовые и красные лепестки, в раковине оказалась веточка перекати-поле. Между книг застрял оторванный лист, вдоль двери шкафчика шел след от пыльцы. Среди старых фотографий валялась бесхозная ветка сирени.
Какаши выкинул лепестки, лист и перекати-поле. Он вычистил все остатки пыльцы, какие только смог увидеть, хотя подозревал, что квартира еще была заражена. Он поднял сирень, покрутил ее в руках, затем вложил между страниц «Ича Ича Насилие». Веточка была ему не нужна, но он оценил иронию.
Закончив сдувать пыль и наводить порядок, который будет снесен к чертям с очередным визитом его ниндзя-псов, оставлявших после себя шерсть буквально повсюду, Какаши вынес мусор. Наконец в его квартире была относительная чистота. Он был бы счастлив никогда больше не встретить цветочные лепестки.
Не успел он присесть и свободно вздохнуть — или посмотреть, что он такое будет рассказывать на занятии на следующий день, как в дверь постучали. Какаши моментально изменил выражение лица, мысленно перебирая доводы, которые смогут убедить Цунаде (или Ируку), что ему нужно оказаться за пределами страны Огня на всю весну. Он сосредоточился на, предположительно навеянных весной, неприятностях, не особо переживая, кто или что может оказаться по другую сторону двери. Наверняка к лету Гай успокоится. Или хотя бы станет менее назойливым.
В дверь снова постучали, на этот раз громче. Подхватив для вида книжку и нацепив скучающее выражение лица, Какаши открыл.
Даже дома не скрыться.
Перед ним снова были цветы, какая-то дикая смесь нарциссов, маков и еще одного перекати-поля. Украшала стебли уродливая розовая ленточка, завязанная пышным бантом. Тем не менее за всем этим было прекрасно видно Ино.
- Специальная доставка, - с сияющей улыбкой заявила она, сгружая букеты в руки Какаши, как будто ему было мало предыдущего раза. Такую злобную улыбку Какаши в последний раз наблюдал, когда напился с другими джонинами и сдуру согласился играть с Анко в покер на раздевание.
На хрен уроки и задания. Какаши запрется дома и не будет никому открывать до окончания весны.

На следующий день с утра пораньше к нему заявилась Анко. Вернее, Какаши проснулся от звонкого «Привет, красавчик!» и едва не запустил в нее кунаями, которые схватил, когда инстинктивно скатился с кровати. Он сдержался не потому, что не хотел ее задеть, а потому, что не хотел, чтобы в стене остались трещины после того, как Анко увернется.
Анко надула губы.
- Не слишком-то теплый и дружеский прием.
- Ты бы предпочла кунаи? - спокойно осведомился Какаши, выпрямляясь. Удивительно, как Гаю удалось впутать в свои планы Анко.
Анко наклонилась к нему, открыв его взгляду впечатляющий обзор, и прижалась гораздо ближе, чем хотелось бы раздетому Какаши
- И даже в постели ты не снимаешь маску. Очаровательно.
- Ты по делу?
Анко приняла обиженный вид.
- Неужели ты все еще сердишься за тот...
- Мы договорились не вспоминать об этом, - перебил ее Какаши, едва удержавшись, чтобы не пощупать шею.
- Я была ни при чем, - рассмеялась Анко.
- Я уже говорил, что мне не интересно, - заявил Какаши, пытаясь убедить самого себя.
В тот раз наутро Гай встретил его чистым невинным взглядом. Слишком чистым и невинным. Если текущее безумство - отголосок той пьянки, Какаши был готов убить себя.
- Уверен, ты пришла не только попугать меня.
- Это было бесплатным приложением, - согласилась она и стала серьезной. - Если ты сегодня пропустишь занятия, Ируке придется вести их вместо тебя. И у него останется меньше свободного времени.
Она не стала пояснять, что у Ируки испортится настроение, из-за чего у всех остальных испортятся ближайшие задания. Ирука только успел отойти от приступа хандры после попойки у Анко.
Только Какаши открыл рот, чтобы согласиться, Анко продолжила:
- Если ему придется вести твои дурацкие занятия, он сможет найти объяснение, зачем ему задерживаться вечером в штабе. Я этого не допущу.
Какаши, словно загипнотизированный, смотрел в ее лютые глаза.
- Так что сегодня ты идешь на занятия.
Какаши обнаружил, что против воли кивает, сдаваясь под нажимом Анко. Та улыбнулась, снова принимая беззаботный, флиртующий вид.
- Замечательно. И ещё...
- Да? - Какаши не мог дождаться, когда она наконец уйдет и он сможет приготовиться к началу нового дня. Например, приподнять дух привычным ритуалом чтения нескольких глав «Ича Ича».
- Если найдешь время, не стесняйся вечером привести Гая. Нам с Ирукой он совсем не помешает, я уверена.
Напоследок подмигнув, Анко кинула дымовую бомбу и испарилась.
Вся его уборка пошла насмарку, кроме того, Какаши не представлял, как сможет посмотреть в глаза Ируке, когда будет забирать методические материалы к занятию. Может быть, он зря считал, что жизнь беглого ниндзя не для него... Если он будет бежать достаточно быстро и достаточно долго, даже Анко с Гаем не смогут его найти.
Если подумать, со страха перед Анко и начались все его беды... Какаши тяжело вздохнул, схватил одежду и собрался перед началом нового дня.

- Это шутка?
Если он согласится оставить лекции Ируке, Анко его точно убьет.
- Вам совершенно необязательно приходить сегодня, - уверил его Ирука, пытаясь отобрать план занятий. - Я прекрасно справлюсь сам.
- Нет-нет, я займусь этим, - ответил Какаши, выдирая бумаги из его рук. - Я слышал, ты сегодня занят. Если не успеешь закончить с отчетами до обеда, то придется оставаться после работы.
Во взгляде Ируки сквозило отчаяние.
- Ничего страшного. У меня полно свободного времени, целый вечер на то, чтобы разобраться с ними.
- И разве ты не говорил, что преподавание — это честь? Ты считаешь, что я способен отказаться от нее?
- Разве вы сами не были недовольны? Ученики сказали, что вы назвали их кучкой жалких слабаков и провели половину занятия, читая порно.
- Им полезно. Пусть привыкают к тому, что им готовит юность.
Юность. Какаши чуть не разжал руку, поняв, что сказал. Гай все-таки добрался до него. Чтобы замять происшествие, Какаши недоброжелательно прибавил:
- К тому же, говорят, у тебя сегодня страстное свидание.
Ирука отпустил, мгновенно растеряв весь запал.
- Она и до тебя добралась? - он выглядел погрязшим в пучину отчаяния.
- Удачи, - неискренне пожелал Какаши, крепче сжимая бумаги.
- И эти не забудьте, - Ирука, потеряв всякое сочувствие, вывалил на стол еще пачку.
Какаши забрал их и оставил Ируку предаваться страданиям.
Он даже начал проникаться сочувствием. По крайней мере, Анко симпатичная, подумал он. Конечно, Ируке предстоит столкнуться с ее безумными шутками, внезапными нападениями и близко познакомиться с кунаями, но, по крайней мере, ему не придется терпеть ужасные стихи и охапки букетов. Самое страшное, что грозит Ируке — оказаться связанным и отданным ей на растерзание, после чего выслушивать предложения о сексе на троих или четверых со всякими извращениями. А Какаши приходилось думать о блестках. О блестках! О каком сочувствии можно говорить?

Один из учеников спал на задней парте. Нара, судя по темным колючим волосам. Двое в другом углу затеяли возню, на которую способны только маленькие дети. Минуты через две она перейдет в драку, оценил Какаши и без интереса посмотрел на кипу бумаг к занятию. Только один человек в классе проявлял некое подобие интереса — маленькая бойкая девчушка, кого-то ему напоминающая . Она смотрела на него горящим взором и тщательно записывала всё в розовый блокнотик, щедро разбавляя слова сердечками.
- И следующей темой нашего занятия станет... - Какаши оглядел студентов, которых занятие интересовало так же мало, как и его самого, и открыл первую страницу из кипы, которой его наградил Ирука. - ...Пора люб... Что?
Страницы перед ним отличались от остальных, от них слегка пахло духами. Какаши думал, что легкий аромат роз, который он чувствовал на одежде и коже, остался после третьего букета, который ему доставили утром.
Некоторые ученики подняли голову, увидев его растерянность. Двое с задней парты перешли к рукопашной, стараясь достать друг друга, и один раздраженно зашипел:
- Не трогай меня. Не трогай меня!
Девочка на первом ряду подняла руку.
- Исключительная Пора Любви? - с надеждой произнесла она. - Значит, с нами наконец поговорят об этом?
Какаши наконец узнал девочку. Племянница Гая. Это не могло привести ни к чему хорошему.
- Все свободны, - объявил Какаши. Проклятая Анко! Ему не стоило сегодня выходить из дома. - На сегодня занятия закончены.
- Ты должен ответить мне...
- Я сказал, не трогай меня!!!
Как раз к этому моменту дети на задней парте перешли к насилию, повалившись на парту и колотя друг друга руками и ногами. Начинающаяся любовь.
Какаши с удовольствием разнял парочку и выгнал остальных, чтобы поговорить с провинившимися о том, что стоит и не стоит делать ниндзя в погоне за любовью.
- То есть, надо дарить цветы? - переспросил один и с сомнением оглядел второго.
Какаши сам не мог поверить, что ввязался в подобный разговор.
- Нет. Нет, никаких цветов, - с содроганием произнес он. - Просто старайтесь не зашибить друг друга насмерть.
Он не стал задерживаться, чтобы увидеть, какие пути они выберут. Сай должен был уже вернуться с задания, и Какаши срочно нужно было поговорить с кем-нибудь вменяемым. Не то чтобы Сай считался нормальным, но был наилучшим приближением, которое мог найти Какаши в селении.

Встреча с Саем сложилась неудачно. Он успел увидеть Наруто и Сакуру, и не только доложил Какаши об их состоянии и о том, что они еще не оправились от какого-то пережитого шока, но и стал выпытывать, что произошло за то время, пока его не было в селении.
Какаши было нечего ответить. Обсуждать что-либо с Саем ему не хотелось совершенно. К тому же, все его предположения о том, что именно сказал Гай, оставались только предположениями, и Какаши держал их при себе. Если еще точнее — старался забыть и больше не вспоминать.
Сай ушел разочарованным, упрямо щурясь и держа курс обратно на товарищей по команде. Какаши отчаянно надеялся, что он не будет распространятся о том, что узнает. Сам Какаши вернулся в квартиру и прятался там до конца дня.

Остаток недели пошел в том же ключе.
- Мой соперник, я вернулся!
Команда Какаши была деморализована, его квартира оставалась зоной биологического поражения, и, сколько бы он ни убирался, от пыльцы избавиться не удавалось. Неджи и Тен-Тен старались не встречаться с ним взглядом, Ли, напротив, странно на него поглядывал, будто отчаянно старался разглядеть в Какаши какие-то скрытые глубины.
Не говоря уже о случае с шоколадом. Какаши придется жить как спартанцу и тогда, может быть, этот эпизод изгладится из его памяти. Сейчас же он страшился, что его еще долгие годы будут преследовать шоколадные кошмары.
- Я сожалею, что так долго отсутствовал и был вынужден воспользоваться помощью других людей! К сожалению, задание держало меня за пределами страны Огня.
Какаши взял назад все слова, которыми он мысленно костерил Ируку. Потом он вспомнил о любовных записочках от Гая, которые Ирука, после свидания с Анко, начал подкладывать в учебные материалы перед занятиями, и мысли вернулись обратно.
- Тебе понравились цветы? - взволнованно спросил Гай и с ожиданием заглянул ему в глаза.
- Вон, - ответил Какаши и указал на дверь.
- А стихи? Я их сам...
- Вон!
- А те...
Какаши силой вытолкал Гая за порог.

Оставшуюся часть дня Гай не появлялся. Как оказалось, он просто перегруппировывал силы. Ночью он вернулся. Какаши накрыл голову подушкой и натянул поверх простыню в неком подобии щита.
- Гай, твою мать, заткнись, - взревела Анко этажом выше. Раздался звук удара. - Сейчас три ночи!
- Сколь бы ты не старалась разрушить мои попытки добиться расположения моего соперника, я не отступлю!
Серенада (фальшивая, слезливая, чересчур слащавая даже на вкус самого обезумевшего от любви человека) продолжилась. Вскоре ее стал сопровождать грохот от разбивающихся цветочных горшков, которые Анко швыряла навстречу гибели. Гая это не испугало.
Спустя какое-то время Какаши задремал, и очнулся через несколько часов со стояком и ускользающими воспоминаниями о Гае, шоколаде и сюжете, описанном с семидесятой по девяносто первую страницу «Ича Ича Тактикс»
Какаши больше никогда не сможет спать спокойно.

На следующий день он чувствовал себя издерганным и взвинченным от недостатка сна, но в целом занятия прошли спокойно. Писем от Гая больше не было, по-видимому, Ирука перестал на него злиться. Или отчаянно оборонялся от Анко, делясь с ней сочными сплетнями и сворованными письмами. Какаши сразу отправился домой и рухнул на диван. Двадцать минут он бездумно таращился в пространство, потом кое-как собрался и заставил себя приготовить обед. Вечером он планировал оставаться подальше от мест, где его станут искать.
Он не успел. Только он положил последнюю ложку в рот, как в дверь заколотили. Такой подход мог быть только у одного человека, и именно его Какаши сейчас хотелось видеть меньше всего. Какаши кинул взгляд на окно, но не решился выпрыгнуть. Он просто сделает вид, что никого нет дома.
Шло время. В дверь продолжали колотить.
В конце концов Какаши открыл, обескураженный такой настойчивостью. Если Гай не сдавался на протяжении часа, вряд ли он остановится в ближайшее время, и Какаши начинал опасаться, что по его душу заявятся соседи с Анко во главе. Да, Анко была реальной угрозой.
На Гае был смокинг. До этого момента Какаши и не подозревал, что у кого-нибудь из селения есть смокинг. Зеленый. С оранжевым галстуком-бабочкой. Ими кто-то ещё торгует?В руках Гай держал желтую розу, стебель которой был приколот к.... неужели корсажу?
Какаши захлопнул дверь.
- Соперник! Стой! Я достал билеты...
Какаши выпрыгнул в окно, решив, что даже Анко будет меньшим злом.

Гай бежал за ним по пятам, в спешке выкинув корсаж. Какаши повторил ошибку многих до него и оглянулся назад, когда достиг леса. Гай мчался за ним, размахивая билетами, в волосах играло солнце, на зубах блестела улыбка. Билетами... на экранизацию «Ича Ича»?
Какаши поскользнулся.
Вблизи Гай выглядел еще более сияющим, даже в неверном свете заходящего солнца. Лучи мерцали на его волосах, создавая вокруг головы ореол, свет подчеркивал его нахмуренные черты и темные сведенные к переносице брови. Проклятый закат. Или виновато сотрясение после неудачного падения. Только этим можно объяснить его легкомысленные ощущения.
Гай обнял его, положив руку на пояс, второй перебирая в волосах, и Какаши повело. Наверное, он ударился сильнее, чем ему казалось. Ему даже почудилось, что Гай наклоняется к нему с каким-нибудь глупым намерением, например, поцеловать. От одной мысли у Какаши по коже побежали мурашки.
- Зрачки в порядке, - заметил Гай, - только пульс выше нормы.
Определенно, Какаши ничуть не расстроился. У него просто поехала крыша.
- Дай проверю.
- Гай, тебе не кажется, что уже хватит? - рявкнул Какаши, отбросив его руку и вырываясь из объятий. Его не тронул жалобный взгляд, все, чего ему хотелось — оказаться как можно дальше от этого места.
- Ты завалил мою квартиру аллергенами, навел ужас на обе наши команды, выработал у меня страх перед букетами и дал повод всем в селении думать черт-те что о наших отношениях! У меня не было ни минуты покоя, и все это оказывалось результатом твоих проделок.
- Почему бы тебе просто не оставить меня в покое?!
Какаши, пошатываясь, поднялся, чувствуя себя ужасно и не в силах взять слова обратно. Он пошел прочь, ни прибавив ни слова, и не в силах оглянуться. Иначе он не сдержится и ляпнет ещё что-нибудь лишнее.

На следующий день он попросил миссию за пределами селения. Удовлетворенный Ирука без возражения назначил ее, с таким видом, будто его ничто не волновало. Очевидно, несчастный сдался, не в силах больше бегать от Анко и потеряв желание это делать. Какаши не собирался следовать его примеру.
Какаши отправился домой за снаряжением, по пути читая свиток с заданием. Он оставил записку Саю, сообщая, что несколько дней его не будет. Собраться заняло считанные минуты, по дороге он встретил самого Сая и без долгих разговоров всучил ему торопливо нацарапанную записку.
Больше на улице ему никто не встретился, и у ворот его тоже никто не ждал. Гая будто след простыл. Какаши и не думал чувствовать себя виноватым. Стояла прекрасная погода, миссия на вид была несложной.
Возможно, будущее начало проясняться.

В жизни Какаши наступил серьезный спад.
Миссия А класса, простой информационный поиск, мягко говоря, пошла наперекосяк: охранников-чунинов вместо трех оказалось пятеро, и к ним впридачу джонин, которого Какаши не замечал до последнего, пока ему не задели сюрикеном плечо и чуть не перерезали кунаем горло. Ему едва удалось перевести смертельный удар в царапину, которая зудела и напоминала о себе всю обратную дорогу. Данные в свитке, который он принес, оказались устаревшими: разведчик в стране Волн прислал обновленные на день раньше, когда уже было поздно отзывать Какаши.
И за время его отсутствия никто и не думал забыть о выходках Гая и ответной реакции Какаши.
Те из жителей, кто не смеялся над ним, просто таращились вслед, или, хуже того, смотрели, будто он зверски замучил их любимую собачку. Какаши не мог дольше минуты выдержать вида Ли с сияющими, полными слёз глазами. Тен-Тен при виде Какаши начинала задумчиво поигрывать кунаем, Неджи становился отчужденным. Собственная команда Какаши, скорее всего, не могла смотреть ему в лицо. Наверняка он не знал, потому что бегал от них, как от чумы.
Перед тем, как отпустить его на все четыре стороны, Цунаде осведомилась, когда свадьба. Даже Ирука, когда Какаши принес ему отчет, стал насвистывать свадебный марш. Мысль о том, что приготовила ему Анко в расплату за шум перед его поспешным отходом, заставляла Какаши нервничать: когда Анко была в хорошем настроении, ее шутки становились острее, буквально убийственными. Какаши уже сомневался, что она — меньшее из зол. Может быть, всё-таки стоило сходить с Гаем на св...
- Здравствуй, безумие, - подумал Какаши. А ведь в АНБУ его предупреждали... Просто не уточняли, что оно явится в форме Гая в смокинге, поющего ему серенады, словно романтичной барышне.
По крайней мере, у него появилось время отдохнуть, да и Гай с возвращения старался не попадаться ему на глаза. Какаши было невыносимо представлять, что готовит ему будущее.

На пороге его ждала «Ича Ича Парадайз» в новом издании (с дополнительными иллюстрациями и бонусными эпизодами). Внутри была вложена записка: «Извини».
Какаши перечитал ее и потеребил тонкую рисовую бумагу. Обычный текст от руки, никаких отдушек или масел. Никаких упоминаний о свидании.
- Нет, я не собираюсь даже думать об этом, - сказал себе Какаши.
Засунув книгу в карман, он отпер дверь в комнату. Нужно было переодеться и принять душ. Вряд ли Гай будет в восторге от грязи и крови.
Может быть, лезвие было смазано каким-то ядом?
Какаши еще раз потер между пальцами лист рисовой бумаги, положил ее на стол и решил, что, может быть, это ему не так уж и важно.

- Какаши, врачи сказали, что с тобой все в порядке, - Цунаде было не смешно. - Твои раны промыли, яда в них не было. Мышцы на плече уже заживают. Ты в порядке.
- Но..
Цунаде не терпела, когда ее перебивают. Выражение ее лица сулило крупные неприятности, и Какаши оборвал себя на полуслове.
- Я сама тебя проверила. У тебя два дня отдыха, и здоровье тут ни при чем. Обычный выходной. Отдохни, расслабься. Перестань волноваться. Убирайся из моего кабинета.
Посмотрев на Цунаде, огромную кипу бумаг перед ней и заметив начинающийся тик, Какаши решил последовать ее совету.

Какаши не заводил романтических отношений. Нет, нет и нет. Каждый об этом знал.
Глаза Ино сияли. Она выглядела, будто разрывается между удивлением и чем-то совершенно противоположным. Какаши решил, что если услышит от нее хоть одно слово, похожее на «милый», «романтичный» или «любовь», то развернется и уйдет.
- Продолжаешь помогать в магазине?
- Только сегодня. Я не занята, и решила использовать время, чтобы побыть с папой. В последнее время у нас было много работы, но я договорилась сегодня встретиться с Шикамару и Чоджи.
Какаши неспеша огляделся. Магазин выглядел опустошенным. Пару недель назад, когда он заходил сюда в поисках Сакуры, выбор был гораздо шире. Вопрос о том, где Гай пополнял запасы, отпал сам собой.
- Вам чем-нибудь помочь?
И пусть только слово ...
- Розы есть? - незаинтересованно спросил он.
Ино не повелась. Она расплылась в ухмылке, такой же едкой, как в день, когда она принесла к его порогу букет, и махнула рукой в сторону одной из стен.
- Посмотрите здесь. Правда, говорят, Гаю нравятся подсолнечники.
Какаши вздрогнул и свернул к ослепительно ярким подсолнухам. Разумеется. Что вообще на него нашло?
- И я слышала, что у него сегодня тоже выходной, - тут Какаши снова непроизвольно дернулся. - Если вам интересно, - с невинным видом сказала Ино.
- Сколько с меня? - Какаши схватил охапку цветов и был готов тотчас же сорваться с места.
- Нет-нет, все за наш счет.
Какаши наcторожился, и улыбка Ино стала зловещей.
- Мы с Сакурой тоже договорились на сегодня.
И Какаши снова спасся бегством.

Вторым счастливым обладателем смокинга оказался Рок Ли. Какаши хватило взгляда в его сияющие глаза, чтобы понять — Цунаде ошибалась, с ним явно что-то не в порядке.
- Забудь.
- Но... - в глазах Ли зажглась такая отчаянная надежда, как будто он поверил, что, в конце концов, Какаши не такой и ужасный. Он посторонился, как будто вот-вот собирался пригласить пройти в дом. И, по примеру Ино, дать пару советов по покорению Гая.
Какаши сделал шаг назад и замахал руками
- Если хотите... - Ли шагнул за ним.
- Забудь, - повторил Какаши.
Не обращая на зовущего его Ли, он быстро пошел прочь, решив больше ни к кому не обращаться. Лучше всего поскорее покончить с этим — сорвать с раны повязку одним движением, не растягивая агонию.
Рок Ли.
Вы шутите?
О чем он вообще думал?

Какаши очень редко удавалось по-настоящему удивить Гая.
Гай, разумеется, каждый раз выглядел ошеломленным его ответами и колкостями, но со временем это стало привычным. Приятный, знакомый ритуал. Ничего сложного.
Ему было даже приятно увидеть на лице Гая такой же шок, в каком он сам находился последние несколько недель.
Какаши, как ни в чем не бывало, протянул подсолнухи.
- Прости, ночные серенады — не мой профиль.
Гай продолжал смотреть на него, разинув рот. Опустив цветы, Какаши почесал переносицу.
- Эм, похоже, за мной извинение.
Гай удивленно моргнул.
- Эм... А, к черту.
Какаши отбросил так называемый букет и стянул маску. Положив руки по бокам на жилет Гая, он притянул его к себе и поцеловал, неловко, как в тот раз, когда они поспорили с Рин и Обито и он проиграл. У него создалось ощущение, что за ними сейчас наблюдают обе их команды. Он отстранился и снова натянул маску. Нужно быстро нанести удар, пока Гай не пришел в себя.
- Я войду?

- Итак. Определим рамки наших новых отношений.
Какаши предпочел не замечать полный надежд взгляд Гая.
- Никаких речей. Или букетов. В постели ни слова о «весне юности». Секс до упора, - Какаши сделал паузу, вспомнив об Анко. - И вложим средства в шумопоглощающие материалы для стен.
Гай расцвел, будто выиграл одно из их соревнований.
- Подходит?
Гай распростер руки и прижал Какаши к себе в крепком объятии.
- Соперник, я обещаю тебе быть бережным и...
- И ещё! - Какаши попытался оторвать Гая от себя. - Не вздумай назвать меня так во время секса. Все сразу упадет!
- Но ведь в пятнадцатой главе «Ича Ича Тактикс»...
На мгновенье Какаши выпал из реального мира, кровь с шумом отхлынула от головы. Ради него Гай даже прочитал «Ича Ича». Это любовь.

Какаши обнаружил, что уйти и раствориться в ночи не так легко, когда тебя прижимают к себе и удерживают крепкими, точно тюремные прутья, руками.
- ...А потом мы могли бы попробовать страницу восемьдесят два, — говорил Гай, продолжая раздевать его и избавлять от лишнего оружия, при этом не оставляя без внимания ни единого участка кожи, до которого мог дотянуться. Значит, придется выбираться медленно. Плевать. Он уже не помнил, почему решил убежать.
А. Точно.
- Я не завожу романтических отношений, - сказал Какаши.
Гай улыбнулся, но в этой улыбке было что-то странное. Будто немного неверный изгиб губ или не то положение бровей...
- Я понимаю. Ничего страшного. Я понимаю, для тебя это только се...
- Не только секс, - Какаши подвинул руку, ослабляя хватку на горле Гая, ошеломленный собственной реакцией. - Прости. Прости, не... Это было не лучшим решением.
Скатившись с Гая, Какаши опустил ноги на пол и, не теряя времени, принялся собирать разбросанные по полу вещи - маску, штаны, оружие, книгу. При этом он старательно избегал взгляда Гая. По крайней мере, тот предварительно избавил Какаши от оружия, ясно понимая, что в таком состоянии Какаши лучше оружие не давать.
- Какаши, постой, - голос Гая был серьезным, как, наверное, и его лицо, которое Какаши сейчас не видел. Гай не делал попыток схватить его.
- Совершенно неверным решением, - ответил Какаши, пытаясь разобраться, какой из жилетов - его. Он проверил левый кармашек того, что держал в руках. Бинты, книги нет. Какаши кинул его на стол.
Гай прочистил горло, и Какаши посмотрел на него.
- Я cказал, никаких громких речей.
- Да я и не собирался, - Гай медленно потянулся к его плечу. - По крайней мере, говорить.
Он провел пальцами по изящному изгибу, где плечо соединялось с шеей, затем вверх, до линии подбородка. Нежно потрепав Какаши по щеке, Гай повел рукой дальше, не задерживаясь на шраме, который перед этим лизал, и зарылся рукой в его волосы. Они были так близко друг к другу, что Какаши чувствовал каждый его вдох и выдох.
- Он слишком близко, - подумал Какаши, а затем они снова начали целоваться. Из спокойного поцелуй перешел в яростный, Гай, с его чертовски сильными руками, шарил одной рукой по его телу, а другой крепко прижимал к себе. Какаши провел по дурацки постриженным волосам Гая и сжал вторую руку на его заднице. Они неловко и отчаянно повалились на кровать.

- Ты прав. Это не «просто секс», - Гай рассеяно поглаживал его спину плавными движениями, в такт словам. Какаши подвинулся к нему и расслабленно привалился всем телом, еще чувствуя сходящее возбуждение.
- Я уверен, что романтикой тут не пахнет.
- Действительно, - Гай легонько прикусил его ухо. - Эту стадию мы уже прошли.

- Что это? - спросил Какаши, сунув бумаги под нос Ируке. Тот уже пришел в себя, от жалости и рассеянности не осталось и следа.
- Документы к миссии, - с невинным видом ответил Ирука. Какаши не попался на эту удочку.
- И поэтому на них написано «Разрешение на вступление в брак»? И почему на другом бланке имя Гая?
- Цунаде-сама попросила вложить и их тоже. Сказала, что это задание S-класса, с которым можете справиться только вы.
Именно так Ирука и узнавал последние слухи. Ему их приносили на блюдечке.
- Где бумаги к настоящей миссии? - Какаши уже понял, что такими темпами ему придется убивать на каждом шагу, и тогда придется забыть и о чтении, и о воплощении прочитанного в жизнь. Единственным выходом было поменять тему и забыть.
- Если вы беспокоитесь о Наруто, он уже рассказал мне, что рубцы наверняка разгладятся за пару десятков лет. Он переживет. Со временем.
- Ты не убедителен, и мне все равно, что думает Наруто. - Какаши был хреновым лжецом. Чувствуя , что выдает себя с головой, он добавил: - Что с Сакурой?
- Помогает Ино оформить вам букет.
Какаши не сможет искупить это.
- По-видимому, Сай и Ли занимаются тем же самым.
Это будут помнить всегда. Ему придется сменить имя, уйти в подполье и устроить настоящую проверку своим умениям в гендзюцу. Если подумать, быть беглым ниндзя не так уж и плохо.
Но он останется без команды. И без безумного, брызжущего энтузиазмом, чересчур накачанного соперника.
Может быть, оно того стоило. Может быть.
Ирука протянул ему описание настоящей миссии.
- Вы улыбаетесь.
Какаши взял бумаги, не удостоив их взгляда, и протянул руку к лицу. И правда, он улыбался.

@темы: Гай, Какаши, жанр: крэк, перевод

Комментарии
2010-07-06 в 13:47 

чудоюдное чудо чудное а так же чудесно чудноватое чудо /Генма/
В какой то момент мне даже стало жалко бедного аллергика Хатаке. (как же я его понимаю) Да а Гай совсем не знает меры ))) Спасибо большое переводчику и автору

2010-07-06 в 13:48 

Юнис Византия
Восторг!!! :alles: Какой бала-а-а-ган!!! Мне нравится этот самый крэк. Особенный смак, это привычка Какаши тихо веселить себя своими мыслями. Похоже очень на «Нарушения порядка» Малдорора Ну и мир, созданный вулканической фантазией автора и очень яркие описания всего и вся и пейринг - всё как я люблю. Уммммм... Lamilla , огромное спасибо!
Отдельно о совпадениях

2010-07-06 в 13:55 

Lamilla
Сауле Гай выкладывается по-полной во всем :lol:
:goodgirl:


Юнис Византия Ааа, балаган, точно! Очень правильное слово :-D
:friend:

"Нарушения порядка" хоть и крэк, но более серьезный, мне кажется. Там автор просто поставила героев в эмм.. сомнительную ситуацию, а тут - безжалостно глумится над характерами, привычками и вообще всем, к чему можно прицепиться в КАНОНе.

Кстати да, на Гая смотришь - и вот они, подсолнухи :gigi:

2010-07-06 в 21:52 

Они - маленькие, но накрашенные и на шпильках, ждут свой первый паспорт и называют себя "суками"... Мы - взрослые, с пока еще не оконченным высшим образованием, одеваем варежки и старые пуховики и довольные идем на горку
очень классно написано ^^(Гай - упрямец, Какаши захумутали)

что мне понравилось

2010-07-06 в 23:22 

Lamilla
Rukumeka )) Почему под катом?

2010-07-06 в 23:28 

Они - маленькие, но накрашенные и на шпильках, ждут свой первый паспорт и называют себя "суками"... Мы - взрослые, с пока еще не оконченным высшим образованием, одеваем варежки и старые пуховики и довольные идем на горку
чтоб не флудить -^

2010-07-06 в 23:42 

Юнис Византия
Rukumeka Не беспокойтесь это не флуд ))) И меня тоже эти моменты торкнули ))

2010-07-07 в 20:50 

Rinylik
Уронив достоинство... сделай вид, что оно не твое ^_^ (с) Глаз-алмаз УТЯР
Я долго веселилась))) автору и переводчику спасибо :-D
а так же и тому, кто нашел и выложил :white:

2010-07-07 в 20:58 

Lamilla
Rinylik выложил переводчик )) Рада, что удалось развеселить, сама над этим фиком угорала.

2010-07-20 в 08:28 

MissMira
вернулась из путешествия, а тут столько нового, всем привет

переводчику :hlop: :hlop: :hlop: брависсимо! хохотала, как помешанная, море удовольствия получила, спасибоспасибо :red:

2010-07-20 в 11:13 

Lamilla
MissMira рада, что фик принес столько положительных эмоций :yes:

2011-01-09 в 12:11 

Автор, вы шикарно описали мой любимый пейринг) И, если я правильно понимаю слово "крэк", пейринг Гай/Какаши считается канонным.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Горячие клинки Конохи

главная