Название: Кто сверху?
Автор: Yasia
Бета: murka
Пейринг: Изумо/Котецу или Котецу/Изумо, Какаши/Ирука, Райдо/Генма
Рейтинг: PG-13
Жанр: Романс, юмор, флафф
Статус: Завершен
Дисклеймер: Героев не имею, пользы не извлекаю, Кишимото втайне завидую
Размещение: Только с разрешения автора
Саммари: Неразлучники никак не могут определиться, кто из них будет семе в их первый раз.


- Помнится, кто-то обещал выполнить всё, что угодно, за то, что я тебя на ночном дежурстве подменил.
- А ты мне в карты желание проиграл.
- И всё равно это буду я!
- Нет, я!
- А я сказал, что я!
- Как сказал, так и назад свои слова возьмёшь.
- Это мы ещё посмотрим, кто кого возьмёт!
- Вот именно, что посмотрим. И тогда ты убедишься, что я рождён быть сверху.
- Да с чего ты взял, что потянешь?
- Можно подумать, у тебя в этом деле больше опыта.
- У меня потенциал выше. Что, съёл?
- А у меня потенция! Подавись своим потенциалом!
- Ах, так! Ну и дрочи иди со своей потенцией в уборной. Думаешь, не найду никого лучше тебя, убогого?
- Ну-ну, беги, ищи. Глядишь, и клюнет кто-нибудь на твою рожу перебинтованную, - взвился вконец выведенный из себя Изумо.
- И найду! И не чмо какое-нибудь с пидорской чёлкой, а классного парня, - выпалил в ответ Котецу.
- Так вот оно значит, как ты про меня думаешь. Видеть тебя больше не хочу, гнида!
- И я тебя тоже! – громко крикнул Хагане, прежде чем выскочить из штаба и со всей силой захлопнуть за собой дверь.
Ошарашенные Асума и Куренай, которые выбрали именно этот момент для того, чтобы сдать отчёты по своим последним миссиям, еле успели расступиться. Только благодаря этому мчащийся на бешеной скорости чуунин не сбил их с ног. На всякий случай проверив коридор на наличие гендзюцу, Юхи только задумчиво нахмурилась. Сарутоби решительно толкнул дверь штаба, и взорам опешивших джонинов предстал донельзя расстроенный Изумо с покрасневшими глазами.
- Проходите, пожалуйста. Сейчас я приму ваши отчёты, - громко шморгнув носом, выдал он.
На проверку, исправление и внесения данных в ведомость ушло около получаса. На это время, полностью сосредоточившись на работе, Камизуки выбросил из головы оскорбительные слова напарника. Но как только Асума и Куренай покинули штаб, память словно специально начала выталкивать на поверхность последние минуты их разговора с Хагане.
Да, бывало порой, что они ссорились из-за какой-нибудь ерунды. Но примирение происходило обычно сразу же после конфликта. Судя по всему, эта ссора грозила затянуться надолго. В таком бешенстве напарника Изумо видел до сегодняшнего дня всего один раз в жизни. Даже в страшном сне ему не могло присниться, что когда-нибудь раздражение Котецу будет направлено на него. Тяжело вздыхая и уткнувшись лицом в сложенные на столе руки, Камизуки предавался тягостным размышлениям, когда от двери его окликнул Ирука.

Мчась по Конохе не разбирая дороги, уже почти на самой окраине деревни Котецу врезался в высокого блондина в форме джонина. Выронив от неожиданности сенбон изо рта, Ширануи Генма (а это был именно он) готов был вправить зарвавшемуся чуунину мозги, но, увидев две дорожки слёз на щеках Хагане, решил повременить с разборками.
- Эй, ты чего? Сильно ударился? – медик в душе сенбононосца явно победил циника.
Нагнувшись и подняв с земли любимую иглу, джонин протёр её кончик о штанину и снова засунул спицу себе в рот.
- И-и-извините, Ширануи-сан. Я в-вас не з-з-аметил, - заикаясь, выдавил из себя Котецу.
- Да ясен пень, не заметил. Летел так, словно за тобой сам Девятихвостый гнался, - фыркнул Генма.
- Простите, Ширануи-сан - снова пролепетал Хагане.
- Да что ты всё заладил – простите, извините? Колись, давай, что там у тебя такого страшного приключилось? Я сегодня добрый. Может, чем-нибудь помогу, - махнул рукой блондин.
- Спасибо, Ширануи-сан.
- Ну что ты снова со своим саном? Не в штабе ведь. Давай так – сейчас ты рассказываешь, что там у тебя за проблемы, и, пока я тебе помогаю их разрулить, ты зовёшь меня Генма. Ок?
- Хорошо, Шир… Генма, - просветлел лицом Котецу.
Удобно устроившись на крыше ближайшего здания, джонин приготовился слушать печальную историю. Не в силах усидеть на месте, Хагане расхаживал перед ним по ломкому шиферу, отчаянно жестикулируя и распаляясь во время рассказа.
- И потом он сказал, что я гнида, и он меня больше видеть не хочет, - под конец повествования снова заметно приуныл чуунин.
- Отставить сопли! – рявкнул Ширануи, а в поверхность крыши в сантиметре от ноги Котецу вонзился сенбон.
От неожиданности подпрыгнув на метр вверх и приземлившись в исходной точке, Хагане замер перед джонином по стойке смирно.
- Вот, уже значительно лучше, - улыбнулся Генма, перекатывая иглу из одного уголка рта в другой.
Чуунин только растерянно распахнул глаза – он даже не понял толком, когда блондин успел выдернуть сенбон из деревянной сваи и снова сжать его между зубов. Скосив глаза вниз, Котецу убедился, что поверхность крыши идеально ровная, без торчащих из её поверхности игл, и очередной раз поразился мастерству и скорости Ширануи.
- Итак, из твоего сумбурного повествования я понял, что вы с Изумо не поделили ведущую роль в своих сексуальных играх и на этой почве серьёзно поругались. Правильно?
Котецу кивнул в знак согласия.
- Так пойди и помирись с ним скорее.
Отрицательное мотание головой из стороны в сторону стало красноречивым ответом на предложение медика.
- Значит, мириться ты не хочешь, - задумчиво протянул Генма.
Получив утвердительный кивок, джонин призадумался и выдал идеальное, на его взгляд, решение.
- Тогда просто найди себе другого парня.

- Ну, найди себе кого-нибудь другого, - простодушно предложил Ирука, чуунинская жилетка которого уже давно была насквозь мокрой от слёз Камизуки.
Вот уже второй час Изумо изливал учителю душу, периодически всхлипывая и сморкаясь в огромный клетчатый носовой платок, который дал ему Умино. После столь неожиданного предложения страдалец широко распахнул оба глаза, хотя из-за чёлки хорошо был виден только один, и уставился на Ируку, как на полного идиота.
- Ты что? Я же его люблю.
Около минуты чуунины смотрели друг на друга в немом молчании. Осознав, что пауза затягивается, учитель в итоге пожал плечами и задумчиво нахмурил лоб.
- Давай разберём всё по пунктам, - решив вести себя с несчастным влюблённым, словно со своими учениками, он принялся загибать пальцы на правой руке. – Вы с Хагане встречаетесь – это раз. Ты его любишь – это два. Вы до сих пор ещё не переспали, потому что не можете решить, кто будет сверху – это три. Мириться ты с ним не собираешься – это четыре. Но и встречаться с другим не хочешь – это пять. Я всё правильно говорю?
- Почти, - выдавил из себя Изумо. – Я же не требую, чтобы он всё время был снизу. Но в самый первый раз я всё-таки хотел бы быть сверху. Разве это так много? Я был бы с ним нежен и осторожен. Как он этого не понимает?
- А ты не подумал, что ему хочется того же самого? – поинтересовался Ирука.
- Ясное дело, что хочется. Может быть, я бы даже уступил ему со временем, но после того, как он сказал, что у меня пидорская чёлка, я не собираюсь этого делать, - заявил Камизуки. – И вообще, ты на чьей стороне? На моей или на его?
- Вот уж наградил Ками коллегами, - еле слышно пробормотал себе под нос Умино. Затем, уже гораздо громче, уверил Изумо, что он целиком и полностью на его стороне.
- А раз так, то придумай, что мне теперь делать.
Учитель ненадолго призадумался. Он уже почти отчаялся найти подходящее решение, когда внезапное озарение снизошло на него свыше.
- Тебе нужно сделать вид, что ты с кем-то встречаешься! – радостно воскликнул Ирука, сверкая карими глазами в сторону собеседника. – Тогда Котецу приревнует тебя и сам вернётся.
- А что, хорошая мысль, - по достоинству оценил идею Камизуки. – Осталось только решить, кого попросить сыграть эту роль.

- Раз не хочешь встречаться ни с кем, кроме своего драгоценного Изумо, то найди какого-нибудь болвана, который согласится пару дней делать вид, что запал на тебя по самое не балуйся, - наконец-то разродился гениальной мыслью джонин.
Генме, который давным-давно разрешил подобные вопросы со своим парнем без кровопролития и взаимной нервотрёпки, было любопытно посмотреть, как с этим справятся штабисты. Наверное, именно поэтому он не покинул Котецу сразу, как только тот немного пришел в себя, а остался рядом с ним и решил оказать посильную помощь.
- Замечательная идея! – обрадовался Хагане. – Нужно только найти того, кто сможет мне помочь.
- Но это обязательно должен быть шиноби, рангом не ниже чуунина, - рассудительно заметил Ширануи. – Боюсь, если Камизуки всерьёз приревнует тебя, то бедняге придётся несладко. Нужно, чтобы твой добровольный помощник смог за себя постоять в случае нападения.
Тот не мог не согласиться со столь здравой мыслью. Усевшись на краю крыши таким образом, что их ноги свешивались вниз, шиноби начали обсуждать подходящие кандидатуры.
- Насколько я помню, твоя группа вместе с Копирующим на долгосрочной миссии, так что Какаши, Райдо и Аобу вычёркиваем сразу, - начал загибать пальцы Котецу, не замечая, как при упоминании одного из имён нахмурился его собеседник.
- Зато Эбису сейчас в Конохе. Можешь обратиться к нему, - внёс альтернативное предложение Генма.
- А-а-а, ты не в курсе. Сегодня утром, когда элитный очередной раз гнался за внуком Третьего, ему под ноги бросилась чёрная кошка. Ты же знаешь, какой Эбису суеверный. Он попытался затормозить и как-то неудачно повернулся, в результате чего сломал ногу. Теперь его уверенность в том, что чёрные кошки приносят несчастья, окрепла, как никогда. А я вот не думаю, что герой-любовник с костылём подмышкой произведёт сильное впечатление на Камизуки, - выдал чуунин.
- Ну, ты лучше меня в курсе, кто из шиноби сейчас в деревне, так что предлагай свои варианты.
- Да особо и не из кого выбирать, - задумчиво пробормотал Хагане. – Анко и Куренай не подходят по половому признаку. Сарутоби шел сдавать отчёт, когда я его видел последний раз, а это значит, что его уже как минимум час нет в деревне. Он сразу же исчезает куда-то после миссий высокого класса и неделю его никто не может найти.
- Хорошо. Остаются ещё Ибики и Гай, - припомнил Ширануи.
- О нет, только не они. В присутствии Морино-сана я чувствую себя словно нашкодивший ребёнок, даже если ничего плохого не делал – меня бросает в дрожь от одного только его взгляда. А Гай настолько непредсказуем, что его лучше к такому делу не привлекать, - решительно отмёл кандидатуры Котецу.
- Тогда я даже не знаю, кого ещё можно предложить, - растерянно пожал плечами Генма. - Не себя же, - фыркнул он над собственной шуткой. Однако, похоже, смешной последняя фраза показалась только ему одному. – Эй, ты чего на меня так уставился? Даже не думай! Нет, Хагане. Я не буду изображать твоего парня!

- Изумо, ты в своём уме? С чего ты взял, что Котецу станет ревновать тебя ко мне? – взвился учитель, которого предложение чуунина застало врасплох.
Ирука даже представить боялся, что с ним сделает возлюбленный, если узнает, что он изображал из себя дружка Камизуки. То, что уже почти два года им удавалось скрывать ото всех свои отношения, можно было отнести в честь заслуги его парня, который был гениален во всём, в том числе и в вопросах конспирации. Но это совсем не значило, что дефиле по центру Конохи под руку с Изумо не вызовет бурных пересудов и толков в деревне.
- Ну что тебе стоит? Ты же всё равно ни с кем не встречаешься? – словно прочитав мысли Умино, заныл Камизуки. – Мы же только что перебрали все возможные варианты, и ты сам видишь, что никто не подходит на эту роль лучше тебя.
- Может, всё-таки попробуем поговорить с Ибики? Не такой уж он и страшный, как о нём рассказывают, - сделал очередную слабую попытку отказаться Ирука.
- Не-е-е-ет! Я ему даже доброго утра не желаю. И не потому, что не хочу – язык словно сам к нёбу прилипает, и ни слова выговорить не могу, когда его вижу, - отрезал Изумо. – И вообще, мы почти час с тобой все возможные кандидатуры рассматривали – ни один не соответствует требованиям.
- Ну, а вдруг я не по этой части? Вот так вот погуляю с тобой по Конохе, а за меня потом замуж ни одна коноичи не пойдёт? – Умино попытался подступиться с другой стороны.
- Ой, не смеши меня – не по этой части. Да я как сейчас помню - ты же на слюну весь исходил года два назад, как только Шарингана нашего видел. Потом, правда, как-то ты на него стал куда слабее реагировать, но ориентация твоя у тебя на лбу написана, прямо над шрамом, - припечатал Камизуки.
Щёки Ируки окрасились густым румянцем, а сам он быстро отвернулся от собеседника, чтобы тот не заметил удивления и растерянности в широко распахнувшихся карих глазах. Ну кто бы мог подумать, что его увлечённость беловолосым гением не осталась незамеченной. И уж тем более учитель никак не мог до конца осознать тот факт, что Изумо два года знал о его любви к Хатаке Какаши и молчал. Ни подколками, ни намёками он не пытался узнать то, чего знать не следовало, и не лез в личную жизнь Умино.
Теплое чувство благодарности заполнило учителя. Теперь он твёрдо знал, что всегда сможет положиться на Камизуки. Желание отблагодарить коллегу совсем недолго боролось в душе со страхом перед вариантами возможных последствий их авантюры.
- Хорошо, - тихо сказал Ирука, поворачиваясь к Изумо и глядя ему прямо в глаза. – На неделю я готов согласиться на роль твоего парня.

- Даже сам не знаю, чем я думал, когда соглашался на этот бред, - недовольно бурчал Ширануи, бредя вслед за Хагане в сторону штаба. – Слава Ками, хватило ума согласиться всего на неделю. Если за это время вы не помиритесь – я умываю руки.
- А я так рад, что ты согласился. Вот честно – не будь я так влюблён в этого малахольного с чёлкой, обязательно по уши втрескался бы в тебя, - Котецу, счастливый, что ему всё-таки удалось уговорить джонина ему подыграть, нёс полную околесицу.
- Полегче на поворотах, - притормозил разошедшегося чуунина медик. – Ты не совсем в моём вкусе. В принципе, я люблю у парней такие вот растрёпанные волосы, как у тебя, но предпочитаю, чтобы они были рыжевато-каштановыми.
- А я думал, тебе бинты на роже не нравятся, - простодушно выпалил Хагане. – Ну, в смысле, многие думают, будто я под ними прячу какие-нибудь шрамы или ожоги.
- Ха, вот как раз шрамы и ожоги меня совсем не пугают. Я же всё-таки ниндзя-медик, а не кисейная барышня. Да и вообще, внешность не главное. Лишь бы человек был надёжный.
- Я верю, что ты обязательно скоро найдёшь того, кто тебе нужен, - заявил Котецу. Ну откуда же ему было знать, что Ширануи уже два года как нашел своё счастье и ожидал его через неделю из долгосрочной миссии.

Закрыв вечером штаб, два чуунина медленно брели по улочке, направляясь в сторону раменной. Время было довольно позднее, а аппетит Изумо, пропавший после ссоры с Котецу, внезапно вернулся и напомнил о себе громким бурчанием в животе. От предложения учителя поужинать в «Ичираку» чуунин отказываться не стал, тем более что вероятность встретить там своего любимого была довольно высока.
Уже на подходе к раменной они услышали знакомый смех, а войдя внутрь, обнаружили картину, заставившую замереть в дверном проёме на несколько секунд.
Удобно расположившись около стойки, на длинной скамье сидели Хагане Котецу и Ширануи Генма. Они явно были довольны обществом друг друга, поскольку радостно смеялись каким-то шуткам, понятным только им одним. Но это было ещё полбеды. Рука чуунина уверенно обнимала блондина за плечо, и создавалось впечатление, что шиноби уже давно привыкли к такому раскладу.
Сжав зубы так, что они едва не хрустнули, Камизуки еле сдержал желание побольнее пнуть напарника, а заодно и его собеседника. Ирука, чувствуя, что может произойти катастрофа, вцепился в руку Изумо и удержал того от необдуманных действий. Вместо этого он сел на скамью, на которой оставалось место ещё для двух человек, рядом с джонином. На оставшийся свободным краешек скамьи был усажен новоявленный кандидат на роль Отелло.
Пока Умино делал заказ, Изумо краем глаза наблюдал за воркующей парочкой. Конечно, он не знал, что каких-то полчаса назад те даже не планировали идти в раменную. Взобравшись по стене к окну штаба, чтобы проверить, не собирается ли Камизуки домой, Генма услышал предложение учителя поужинать в «Ичираку». Уже минуту спустя Котецу тянул вяло сопротивляющегося джонина на место, чтобы успеть подготовить сцену и настроиться для показательного выступления на публику.
Судя по крепко сжатым зубам и злобным взглядам, бросаемым в их сторону из-под густой чёлки, импровизация удалась.
Неожиданно Изумо успокоился. Да, вид руки любимого на плече другого по-прежнему вызывал в его душе массу негативных эмоций, но первая ярость, застилающая глаза, постепенно схлынула, оставив в душе желание отыграться. Вместо того чтобы ввязываться в драку, шансы победить в которой были ничтожно малы, он решил действовать по своему.
- Ой, Ирука, у тебя прядь волос из хвоста выбилась. Сейчас я поправлю, - протянул Камизуки, прежде чем быстро сдёрнуть резинку с головы учителя и зарыться пальцами в густых волосах, рассыпавшихся по плечам.
Пока чуунин приводил его причёску в порядок, пытаясь без подручных средств завязать на голове хвост, Умино мучительно старался не покраснеть и не выдать присутствующим, насколько не в своей тарелке он себя ощущает. Но это, похоже, плохо ему удалось. По крайней мере Ширануи, уставившийся на Ируку пристальным взглядом, секунд пять наблюдал за его потугами, а затем хитро усмехнулся и подмигнул. Благо, сидящие на дальних концах лавки штабисты, показательно игнорирующие друг друга, этого не заметили.
Учитель не зря уже несколько лет помогал в работе аналитикам. В его голове мгновенно сформировалось абсолютно верное предположение, что голову Котецу также посетила идея насчёт подставного парня. Оставалось загадкой, каким образом Хагане удалось привлечь для воплощения своего плана Генму. Просто, провожая на последнюю миссию своего возлюбленного, он совершенно случайно стал свидетелем трогательного прощания Ширануи с довольно известным в Конохе джонином.
Не став забивать себе голову размышлениями на эту тему, Умино решил, что Изумо вовсе не обязательно просвещать по этому поводу. Он смело встретил взгляд блондина и подмигнул ему в ответ. Шутливо отсалютовав ему сенбоном, Генма также решил не просвещать Котецу по поводу своей догадки о том, что Камизуки заигрывает с учителем только чтобы вывести напарника из себя.
Сжав руки в кулаки и не глядя на вьющегося вокруг Ируки предателя, Хагане решил, что придумает какой-нибудь способ отомстить завтра, когда немного успокоится. Хорошо, что они уже почти закончили со своими порциями, потому что желание доедать резко пропало. А вот вновь прибывшие ели с хорошим аппетитом, так что уже спустя пять минут их тарелки были абсолютно пусты.
Из-за стола обе пары поднялись одновременно. Пропустив своих спутников вперёд и расплатившись с хозяином, Изумо и Котецу замерли на мгновение, уставившись друг на друга злобными взглядами, после чего резко развернулись и быстро умчались по крышам в разные стороны. Умино и Ширануи не стали долго задерживаться. Взмахнув руками на прощание, каждый из них устремился в сторону своей квартиры.

Выходные прошли на удивление тихо. Судя по всему, чуунины затаились и разрабатывали планы по вызову ревности друг у друга. Зато следующая неделя напоминала театр военных действий, когда то одна, то другая из враждующих сторон совершают вылазки в стан врага с целью деморализовать и ослабить противника.
Котецу даже взял недельный отпуск за свой счёт, чтобы не пересекаться с Изумо и Ирукой в штабе, но это ничуть не мешало Камизуки появляться всюду, куда бы тот ни пошел. В свою очередь, каждый вечер, стоило только штабистам закончить работу, обязательно на их пути возникал Хагане, то мило беседующий с Ширануи, то тянущий Генму в какой-то бар или на концерт.
Обстановка накалялась и грозилась разрешиться громким скандалом с выяснением отношений где-нибудь в общественном месте. Учителю и сенбононосцу оставалось только уповать, чтобы чуунины разобрались в своих отношениях как можно скорее. Но судьба, которая так любит подшучивать не только над простыми смертными, но и над шиноби, всё решила по-своему.

Вернувшись на два дня раньше, чем предполагалось, из длительной миссии, Хатаке Какаши как раз проходил медицинское обследование, обязательное для каждого шиноби, ранг задания которого был выше, чем D. Внезапно донёсшиеся из больничного коридора голоса привлекли его внимание.
- Ну что мне ещё можно сделать? Ты же сам видишь, что он вечно с Ирукой таскается. И в «Ичираку» с ним, и в штабе целый день рядом сидит, ещё и в кино позавчера вдвоём ходили, - голос говорившего был полон тоски и отчаяния.
Приоткрыв дверь, Копирующий увидел прислонившегося к стене Генму, которому жаловался на жизненную несправедливость Котецу. Сначала блондин только задумчиво кивал на сетования чуунина, а затем вдруг огорошил того в лоб предположением, что, возможно, Камизуки серьёзно влюбился в учителя, и Хагане не стоит особо рассчитывать на чувства напарника.
В шоке уставившись на Ширануи неверящим взглядом и начиная отрицательно мотать головой из стороны в сторону, словно не желая верить услышанному, Котецу отступил на несколько шагов назад и упёрся спиной в стену. Там он и остался стоять, пытаясь отогнать от себя страшные мысли о том, что сказанное медиком может оказаться правдой.
Какаши, посчитав, что услышал достаточно, по сложившейся годами привычке покинул госпиталь через окно. Дорога жизни целеустремлённо вела его в сторону штаба.

Решив пройти медицинское обследование чуть позже, и знаками показав Хатаке, что сдаст отчёт по их группе, Намиаши Райдо первым из тройки шиноби свернул в сторону. Он стремился поскорее разделаться с бюрократическими заморочками, чтобы оказаться предоставленным самому себе. На сегодняшний вечер у джонина были далеко идущие планы, и он явно не собирался скучать в одиночестве.
Почти у самой двери штаба Намиаши остановился, услышав раздающийся из помещения разговор на повышенных тонах.
- Да что же это такое? Куда ни повернись, он вечно отирается рядом с этим Ширануи. А ведь раньше говорил, что блондины не в его вкусе. Неужели он разлюбил меня и полюбил его? Ну скажи мне, Ирука, как он может быть так жесток со мной? Почему он уже неделю игнорирует меня? Как я это допустил? Что я сделал не так? Неужели мы уже никогда не будем вместе? – в голосе говорившего проступали явные признаки приближающейся истерики. – Он и сейчас вот, наверное, в больнице крутится, чтобы поближе к Генме быть.
- А что ты хотел, Изумо? – вместо утешения, его собеседник решил морально добить страдальца. – Уже неделю вы смотрите друг на друга волком, не разговариваете и стараетесь всячески досадить – вполне возможно, что его чувства изменились. Тем более что он-то уверен в том, что ты променял его на меня. Если честно, то я считаю, что вам нужно поговорить по душам и разобраться в своих чувствах и отношениях.
- Но…
- Никаких но. Хватит страдать из-за ерунды! Сами довели себя до такого состояния, теперь расхлёбывайте, - Ирука сам не ожидал от себя таких слов. Обычно он был куда мягче в общении, но какое-то странное предчувствие не давало ему покоя с самого утра, заставляя нервничать и говорить необдуманные вещи.
- Кстати, это вам для разрешения вашего вопроса, если всё-таки решитесь на разговор, - прежде чем выйти за дверь, учитель бросил Камизуки монетку в один рё. – Орёл и решка ещё никогда меня не подводили.
Пока Изумо растерянно вертел монетку между длинных тонких пальцев, Умино вышел в абсолютно пустой коридор штаба и направился к выходу. Райдо, подслушав почти весь разговор, передумал сдавать отчёт и в срочном порядке направился в больницу. Ему предстоял серьёзный разговор, а вполне возможно, что и не один.

Не дойдя до конца коридора пару шагов, Ирука был захвачен врасплох, затащен в тёмную нишу, прижат к стене и страстно зацелован. Ощутив знакомую чакру, чуунин расслабился и крепко обнял своего парня за шею.
- Какаши, я так скучал, - томно проворковал он прямо на ухо гению.
- Да что ты говоришь? Я вот в больнице случайно узнал, что в последнюю неделю тебе было совсем не скучно, - протянул гений, тем не менее, явных признаков недовольства заметно не было. – Хочешь заставить меня ревновать?
- О да, это было то ещё развлечение, - копируя манеру Хатаке, протянул Ирука. – Я думал, что поседею. Эта парочка помотала мне нервы хуже, чем все три класса в академии вместе взятые. А ревновать должен был Котецу. Изумо попросил немного ему подыграть. Ты же простишь меня за это?
- Ну-у-у, я подумаю, что ты сможешь сделать, чтобы заслужить моё прощение, - голос Копирующего, зазвеневший соблазнительными нотками, намекал, что прощения Умино будет выпрашивать исключительно в горизонтальном положении. – А пока учись у гения актёрскому мастерству.
Чмокнув Ируку в нос, Какаши натянул обратно свою маску и стремительно двинулся к двери штаба. Распахнув её, он ворвался внутрь и замер в позе нехорошего парня напротив всё ещё не пришедшего в себя Камизуки.
- Мне одна птичка в клювике принесла, что ты подбиваешь клинья к Ируке, - зловеще прошипел он прямо в лицо чуунина. – Забудь о нём! Он мой!
Побледневший Изумо еле смог выдавить из себя уже известную Копирующему историю о том, что учитель помогал урегулировать их взаимоотношения с напарником.
- Ну что ж, молись Ками, чтобы твои слова подтвердились, - хмуро выдохнул Хатаке, прежде чем схватить штабиста за шиворот и уже привычным маршрутом выскочить вместе с ним в окно.

- Так ты, значит, не скучал здесь, пока меня не было, - хриплый голос над ухом Генмы, прижатого лицом к стене в комнате для отдыха ниндзя-медиков, заставил его сердце взволнованно забиться, а кое-что в штанах многозначительно дёрнуться.
- Ах, какой ты сегодня грубый, Намиаши, - промурлыкал Ширануи, прежде чем повернуть голову и выстрелить сенбоном в сторону нарисованной на двери мишени. После того, как игла попала в яблочко, блондин извернулся и чмокнул явно сердитого Райдо в нос. – Не куксись. Догадываюсь, с чего ты не в духе.
- И с чего бы мне быть в духе? Я мчался в деревню на всех парах, чтобы скорее тебя увидеть, и что? Оказывается, всё это время ты развлекался с чуунином из штаба. Что мне после этого, петь и плясать от радости? – взорвался Намиаши.
- Вау, да ты, оказывается, ревнивец, - вырвав руки из захвата и обернувшись лицом к своему парню, хмыкнул Генма. – Если бы не знал, как сильно ты меня любишь, то обиделся бы. Неужели ты мог подумать, что я променяю тебя на кого бы то ни было?
- А что ещё я мог подумать, когда услышал, что вы с этим Котецу ни на минуту не расставались за последнюю неделю? – буркнул уже заметно более спокойный, чем пару минут назад, Райдо.
- Это ещё хорошо, что ты сразу к нему не рванул морду бить, - хихикнул Ширануи. – Представляю, как бы это смотрелось со стороны. Хотя, если бы ты его побил, его дружок мог прибежать откачивать страдальца. Они бы помирились и все были бы счастливы. Правда, тогда все узнали бы про нас.
- А знаешь что? – резко притянув к себе Генму и крепко обнимая его, прошептал Намиаши. – Мне уже надоело скрываться. Ну его к биджу, кто что подумает? Переезжай ко мне жить. Что ты на это скажешь?
- Я тебя обожаю, - бросился на шею возлюбленному блондин и был сразу же затискан и зацелован.
Именно этот момент выбрал Котецу, чтобы найти сенбононосца и сообщить ему о своём решении поговорить и попытаться помирится с Изумо.
- Генма, я тут подумал, - начал чуунин с порога и пораженно замер, уставившись на представшую его взгляду картину, изображающую страстно целующихся джонинов.
- Не Генма, а Ширануи-сан, - рявкнул оторвавшийся от своего занятия Райдо. – Попробуй только ещё раз назвать его по имени, да и вообще заговорить с ним, тогда узнаешь, как вешаться на шею чужим парням.
- Н-н-но я… это… л-л-люблю Изумо, - заикаясь, выдавил из себя опешивший Хагане.
- Вот и вали к нему. А нас оставь в покое, не до тебя сейчас, - ещё крепче прижав к себе любимого, буркнул Намиаши.
- Слышал? Он тебя любит, - раздался из-за спины чуунина протяжный голос, и возникший на пороге Хатаке Какаши втолкнул в комнату вяло сопротивляющегося Камизуки.
- Так. Я понял, что нормально пообщаться со своим парнем мне не дадут. Генма, мы уходим паковать твои вещи для переезда, - всё-таки выпустив Ширануи из объятий, заявил Райдо.
- Я вроде пока ещё не согласился, - задумчиво протянул тот, но, наткнувшись взглядом на сузившиеся зрачки и нервно раздувающиеся ноздри Намиаши, утвердительно кивнул. – Уже бегу паковаться, люби-и-и-имый.
Проводив взглядом выходящих из комнаты джонинов, Хатаке обернулся к жмущимся к стеночке штабистам.
- Сейчас я оставлю вас наедине, и чтобы до завтра разобрались в своих отношениях. И попробуйте мне только снова втянуть Ируку в свои авантюры. Поняли? – для острастки гений приподнял хитай.
Взгляд Шарингана заставил чуунинов ещё теснее вжаться в стенку. Оба часто закивали, показывая, что прекрасно всё поняли, и больше не будут испытывать судьбу на прочность.
- Ну, тогда счастливо оставаться, - выходя из комнаты и задумчиво скользнув взглядом по мягкому диванчику в углу и шкафчику с различными заживляющими мазями рядом с ним, Какаши подумал, что у парочки теперь есть не только тема, но и все условия для плодотворной беседы.
Накладывая на двери печати, после применения которых нельзя было ни войти в комнату, ни выйти из неё на протяжении двенадцати часов, он ещё услышал отрывок из разговора за дверью.
- Я дурак. Прости меня. Я готов быть снизу, только не бросай меня, пожалуйста.
- Нет, это ты меня прости. И это я буду снизу.
- Я тебя люблю больше жизни.
- А ты мне дороже всех на свете.
Усмехнувшись в маску и завершив технику, на всякий случай поверх запечатывающего Какаши наложил ещё и заглушающее дзюцу. Кому оно надо, чтобы толпа медсестёр, вместо выполнения своей основной работы, торчала около комнаты для персонала и слушала громкие стоны и вздохи, доносящиеся из-за двери.
Покинув больницу, Хатаке устремился в сторону квартиры одного симпатичного учителя со шрамом на носу. Он был уверен, что за прошедшие с их последней встречи полчаса тот уже успел перестелить на кровати свежее бельё, и сейчас заканчивает приготовления к ужину в интимной обстановке.
Впрочем, джонин не был уверен, что начнёт именно с ужина. Скорее всего, остывшую еду они разогреют себе на завтрак, а сегодня займутся более занимательными вещами. Ведь он ещё вроде как не до конца простил своего Дельфинчика…

Уже на следующий день как минимум треть Конохи знала, что Копирующий ниндзя встречается с учителем академии, а Ширануи Генма переехал жить к Намиаши Райдо. Спустя два дня сарафанное радио разнесло эту новость по всей деревне, и не в курсе событий остались только те шиноби, которые находились на длительных миссиях за пределами страны огня.
Единственное, что осталось неизвестным никому, кроме пары штабных чуунинов, кто же из них всё-таки был снизу в их первый раз, и пригодилась ли им для распределения ролей монетка. Но после того как печать с комнаты для медперсонала была снята, и чуунины смогли покинуть её пределы, оба изрядно хромали и старались ступать как можно осторожнее. Зато выглядели они при этом невероятно счастливыми и довольными, а взгляды, которыми парни обменивались постоянно, были полны нежности, страсти и любви.

@темы: Генма, Изумо, Ирука, Какаши, Котецу, Райдо, жанр: романтика, размер: мини (до 20 машинописных страниц)