Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
19:42 

Химера.

Шекспира
Миг создают творящий и созерцающий, сплетаясь ролями.
НЕ ДЛЯ ОБЗОРОВ!
Название: "Химера".
Автор: Шекспира.
Рейтинг: NC-13.
Жанр: романтика, быт, приключения, философия.
Размер: миди (9100 слов).
Пейринг: Генма/Гекко, Генма/Эбису, Какаши/Тензо, Котэцу/Изумо, Райдо/Аоба.
Состояние: пишется.
Дисклеймер: Кишимото-сан.
Разрешение на размещение: с указанием источника.
Предупреждение: OOC. Играюсь временем ;)
Если что, Гай вопит потому что четвёртый раз.
Шутят персонажи, а не автор. В тексте их слова, мысли и наблюдения, моих нету.
Выражаю благодарность Конохским Сацу за ликбез по использованию сенбона в домашних условиях с целью нанесения морального ущерба ближним.
Часть вторая "Золушка АНБУ".
Часть третья "Сенбонотоксикоз".
Часть четвёртая "Призрак Конохского Леса".
Часть пятая "Чистая радость".

Часть первая "Тоска":

Посвящается Актинидии.

Жил-был Шаринган Какаши, овладел тысячей дзюцу, и как-то раз, читая Ичу, забыл дышать. Умер.

Претензии и жалобы не рассматриваются. Если Вы болезненно воспринимаете отступление от канона и грамматики, не открывайте кат.

@темы: размер: миди (от 20 до 70 машинописных страниц), жанр: романтика, Эбису, Хаятэ, Тензо, Котецу, Какаши, Ирука, Изумо, Генма

Комментарии
2011-06-28 в 19:42 

Шекспира
Миг создают творящий и созерцающий, сплетаясь ролями.
Лес знает бесконечное множество мелодий, нашёптывает загадочно и всякий раз по-новому. Тензо всё пытается разгадать отдельные слова, но, похоже, их просто не существует. Есть солнечный летний день, нет слов. И лес шелестит, подставляя солнцу косматую голову, узловатую шею, шершавую старческую кожу, лучики морщин. Каждое дерево впитало в себя память, бессловесную, неделимую на образы.
Это Лес вырастил Коноху, дал свою силу молодому энергичному Хашираме с открытым добрым сердцем.
И только огня лес боится, жмётся опасливо, отступает прочь.
Семпай к огню тянется, вглядывается, думает.
Следов так и не удалось обнаружить, а миссию подготовить. Придётся идти наугад. Гадать семпай не любит. Какаши вообще раздражает всё, чего он не знает, интересует, притягивает, как ребёнка. Новый враг - как новая книга. Не дерётся, а Ичу читает, сначала привычки выяснит, потом характер, потом техники вытянет. А потом выскочит из-под земли и убьёт. Такой он, Шаринган Какаши. Игривый, любознательный, как щенок. Сидит порой, улыбается, кажется, протяни руку да погладь, но только попробуй! Взглянет, что Райтоном прошибёт. Холодом. Ясной решимостью.
Какаши-семпай выбрал своё одиночество. Непонятно почему, но выбрал сам. Не приближаться, не привязываться. И только к Камню привязан чем-то глубоким, нутром. Будто там душу его заточили. Последние дни настоящей не фальшивой радости, беспечности. Белый Клык, Жёлтая Молния? О чём думает семпай, закрывшись маской? Тензо научился безошибочно читать его намерения, настолько, что они почти перестали общаться вслух. Но мысли... слишком далеко от всего, что с кохаем связано. Каково это, заточить в себе душу Хатаке Какаши?
Задумчивость, светлая, пропитанная озоном, решительностью. Вот что сейчас решит, то уже неминуемо. Потому что встанет и сделает. Печаль, тихая, почти нежная, как... лепестки облетающих слив. Хотя сам Какаши-семпай любит осень. Когда цветут хризантемы и листья сгорают яркими, словно крик, вспышками. Горят парки, сады и скверы, поют, надрывая грудь, переливаясь и всхлипывая. За один миг отдавая больше, чем за месяцы ленивого шелеста. А потом становится пусто и тихо, как на душе семпая.
- Тензо, опять замечтался? - укоризненно произнёс мягкий низкий голос.
Джоунин опустил глаза, смутился.
- Всё равно ненадчем думать, и вокруг никого, - сказал тихо. - Сами-то о чём думаете?
- О миссии, - выдохнул в ладонь Какаши. И дальше сидит, подперев голову, закутался в плащ, хотя тепло. Язычки огня пляшут, отражаясь в угольно-чёрном глазу. Светлые ресницы моргают медленно, редко. Почему у него всегда невесёлые думы?
- И что с миссией? - спросил Тензо, помешивая рис в котелке.
- Как бы не провалить, - совсем печально произнёс Хатаке.
- И как не провалить? - начал понимать суть меланхолии кохай.
- Не знаю, - сказал тихо. Почти шёпотом.
- Вспоминаете проваленное и непроваленное, анализируете? - догадался Тензо.
Какаши улыбнулся, сощурив глаз, но интуиция подсказала носителю древесного элемента, что эта улыбка ограничивается прорезью в маске.
- Да прекратите уже, - проворчал Тензо. - Решалось бы всё наперёд, без нас бы решили.
Хатаке вздохнул, принял оживлённый вид, выровнялся.
- Пахнет вкусно.
- Почти готово, - согласился кохай.
Рука Какаши вынырнула из-под плаща, поднялась к маске, стянула кверху, отняла от лица. Вторая, тряпичная, казалась кожей. Тензо невольно вспомнилось, что капитан молод, почти так же молод, как он сам. А разговаривает, как старик. Мокутонщик иногда и сам забывает, сколько ему лет. Хотя, в годах ли измеряется возраст? Волосы серебристые от рождения. Гений с шести лет - опытный убийца, способный выполнять самостоятельные задания. С его-то чуткостью. Волчонок.
Сейчас уже матёрый капитан-волчище. А всё ещё молодой. Выглядит точно моложе кохая, когда волосы вот так свободно свисают неровными нестрижеными прядями. Глаза серьёзные и мягкие. Нет в них хищного голода, щенячья потребность в ласке. Но всё, что нужно семпаю - компания. Посидеть рядом, просто побыть. Молчать, говорить, заниматься своими делами и не ждать от него реакций и ответов. Просто быть живым существом в поле осязаемости.
Тензо молча насыпает рис и вежливо смотрит в свою тарелку. Какаши-семпай доверяет ему, снимает маску и ест медленно, задумчиво, ковыряясь в пище За пять лет адепт мокутона ни разу не попытался подглядеть, предать это светлое редкостное доверие. Довольствовался стуком палочек, ленивым, почти уязвимым и открытым, как лицо. Жесты многое выдают. Тензо старается есть с умеренным энтузиазмом. Может со стороны он кажется безразличным и неуязвимым, деревянным, но семпай хорошо знает, как внимательно он ловит каждый взгляд. Может потому и закрывается. Может, нужно быть как Генма, которого Какаши-семпай совсем не стесняется. Но это значит навсегда бросить семпая одного. А Тензо на это не способен.

2011-07-10 в 21:23 

Серый Махаон
Оптимизм – это недостаток информации. (Ф. Раневская)
Ух...Затягивает...Боялась начинать читать *название лично меня немного напугало*, но насколько же оно того стоит! А как тут все прорисовано... Я в шоковом восторге!

2011-07-10 в 21:58 

Шекспира
Миг создают творящий и созерцающий, сплетаясь ролями.
Серый Махаон чёрт, спасибо за напоминание, я забыла, что сюда выкладываю :gigi:
никто не застрахован от накладок в работе, личной жизни и фикрайтерстве.

2011-07-10 в 22:26 

Серый Махаон
Оптимизм – это недостаток информации. (Ф. Раневская)
Всегда пожалуйста!Такое чудо не откоментить гадом надо быть!

2011-07-10 в 22:29 

Шекспира
Миг создают творящий и созерцающий, сплетаясь ролями.
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Горячие клинки Конохи

главная