Название: Acting Your Age. В соответствии с возрастом.
Автор: Wordsplat
Оригинал: www.fanfiction.net/s/5428589/1/Acting_Your_Age
Перевод: Yogd
Персонажи: Ирука, Какаши – основные. Класс Наруто в полном составе, более двадцати неизвестных шиноби, Цунаде.
Жанр: юмор, agnst, романтика.
Статус фика: закончен (11 глав)
Статус перевода: в процессе

Запрос на перевод: отправлен, но разрешение еще не получено.
Размещение: Только здесь. Запрещено категорически, надеюсь на вашу порядочность.

От переводчика: перевод с редактурой, олитературенный. Надеюсь, автор меня простит.

От автора: Я абсолютно ничего не имею против старика Третьего. Цунаде как персонаж просто легче и смешнее писать. Так что ... не убивайте меня, но я «слегка» отошла от канона. Совершенно очевидно, что фик повествует о событиях, которые были ДО того, как Цунаде стала Хокаге. Сожалею, если для кого-то это действительно важно.

Глава 3. Первый удар или Начало конца

КАК?

Какаши вновь и вновь задавал себе этот вопрос. Как тот штабной это сделал? Простой чунин сумел загипнотизировать сильнейшего дзенина взглядом, удивить настолько, чтобы отобрать книгу, и смутить до такой степени, чтобы умудриться оставить «Ичу» у себя.

И ведь Хатаке даже имени парня не знал.

А знал он только то, что должен положить достойный отчет о миссии на стол в кабинете двести двадцать один до восьми тридцати. Или столкнуться с какими-то там последствиями. Какого черта?! Да Хатаке в жизни никуда не приходил вовремя! И сейчас не намерен... Чунину просто единожды повезло застать его врасплох, но больше подобное не повторится. Какаши перевернулся в кровати и искоса взглянул на часы.

Пять утра, да?

Он отправится к мемориальному камню примерно к половине шестого... а до этого наведается в архив и выяснит все о наглом штабисте. Дзенин рассчитал, что на все про все у него уйдет не так уж и много времени, но твердо решил пробыть у обелиска ровно до одиннадцати тридцати - из принципа.

****

Ирука взглянул на часы. Восемь сорок семь? Гм. Он-то надеялся, что Хатаке явится пораньше, учитывая вчерашнее. Но, опять же, Умино прекрасно понимал, что Копирующий был одним из сильнейших шиноби и считал себя достаточно важным, чтобы внаглую читать порно в общественных местах, игнорировать людей, а также хронически опаздывать. Что ж… если этот нахал осмелится прервать занятия, ему в любом случае несдобровать.

- Ирука-сенсей?- нерешительно позвала робкая девчушка с длинными розовыми волосами и яркими изумрудно-зелеными глазами.

Харуно Сакура и отпрыски клана Хьюга, Неджи и Хината, были единственными, кто приходил задолго до начала занятий, намного раньше всех остальных учеников. Опаздывать же не осмеливался никто: с того самого момента, как дети узрели Умино-сенсея в гневе. И все же… он ведь не заставлял их приходить настолько рано, подобные решения будущие шиноби принимали сами.

- Хм?- чунин поднял голову, обратив внимание на ребенка, прервавшего ход его мыслей. - Да, Сакура?
- Вы в порядке? – поинтересовалась девочка. - Вы, кажется, не в себе?
- Ах, нет, Сакура-чан, я в порядке. Я просто задумался немного о своем друге, - улыбнулся Ирука.
Рассудок так и заверещал, возмущенный этим самым «друг». Да уж, преувеличение века!

****

- Итак, если вы научитесь хорошо управлять вашей чакрой, то действительно сможете создать… - Ирука дошел до середины лекции по манипуляции чакрой, когда дверь в его класс неожиданно распахнулась.

Умино хотел было захлопнуть ее при помощи все той же чакры, но остановился, когда понял, что открыл дверь вовсе не сквозняк. Ладони чунина сжались в кулаки сразу после быстрого взгляда на часы. Одиннадцать тридцать две.

- Йо! - отсалютовал человек в маске, бесцеремонно вваливаясь в кабинет. - Так значит, твое имя Умино Ирука. Дельфин, да? А тебе удалось выставить меня дураком.

Ирука молчал, но его выражение лица говорило о том, как он зол, лучше всяких слов. Ученики побледнели. Будучи знакомы с сенсеем уже три месяца, они до сих пор никогда раньше не видели подобного взгляда. И это при условии, что в их классе был Наруто. Кажется, дело было очень плохо.

- Итак, я уверен, что вы хотите знать, почему я опоздал, - начал Какаши, когда понял, что учитель не собирается отвечать на приветствие- насмешку. - Видите ли, я…

- Нет, не хочу, - оборвал его чунин.

Дзенин моргнул.
Он ... не хочет? Но люди всегда сначала выслушивали извинения и оправдания Какаши, а потом уже обвиняли во лжи. Поведение же школьного учителя было просто неприемлемо.

Между тем, Умино продолжил:
- Уверен, вы не принесли отчет. Я прав? - приподнял бровь чунин, и, когда Хатаке ничего не ответил, усмехнулся. - Что ж, полагаю, вы заслуживаете того же наказания, что и все остальные.

Класс дружно ахнул. Детям было хорошо известно, кто такой Копирующий ниндзя. Однако они также знали то, что было неведомо дзенину: какое именно наказание предусматривалось Ирукой-сенсеем за просроченную сдачу «хвостов».

- Но, сенсей, вы не можете этого сделать! Он ведь шиноби! – воскликнул Инузука Киба.
- Очень даже могу. И с превеликим удовольствием сделаю, - строго ответил чунин ученику и, обернувшись к Хатаке, усмехнулся. - Я вас предупреждал.
- Наказание? Да пожалуйста! - оскалился под маской Какаши. - Я, знаете ли, взрослый мальчик. И, к тому же, одна только мысль о том, что вы накажете меня – абсурдна. Вы и прикоснуться ко мне не сможете, сколько ни пытайтесь.

Сенсей ответил не словом, а делом. Мгновение, и он будто растворился в воздухе. Копирующий и глазом моргнуть не успел, как почувствовал легкий издевательский тычок в спину, куда-то между лопаток. Гений попытался было поймать зарвавшегося штабиста в захват и перекинуть через плечо, но нашарил руками лишь пустоту. Следующий стремительный удар Умино отправил Хатаке, все еще удивленного решением школьного учителя атаковать его, в кратковременный полет. Упав на пол, дзенин попытался откатиться в сторону, предупреждая дальнейшие действия чунина, но поздно: Ирука возник за его спиной и почти невесомо коснулся шеи Какаши двумя пальцами. Потеряв сознание, тот обмяк и рухнул на пол.

- Идиот, - закатил глаза Умино и закинул бесчувственное тело Копии на плечо. - Ну, ребята. На улицу.

Ученики в нерешительности последовал за преводавателем. Нет, они, конечно, не задумываясь проделали бы то, что предлагал Ирука-сенсей, с любым одноклассником – это было обычное наказание – но со взрослым шиноби, а тем паче, с Хатаке Какаши… Неудивительно, что дети нервничали.

- Не беспокойтесь. Обещаю, я не позволю ему причинить вам вред. Кроме того, он будет зол не на вас, а на меня, - успокаивал их Умино, связывая дзенина нитями чакры и подвешивая пленника за ноги на ветке дерева во дворе академии.

С приговоренного к наказанию Копирующего, болтавшегося сейчас вниз головой, Ирука стянул жилет, рубашку и форменные брюки. Чунин на секунду задумался над тем, снять ли еще и маску, и решил оставить ее на месте. Было в этом куске ткани что-то слишком личное.

А просто подвесить взрослого человека на дереве в одних только трусах и маске – это, разумеется, вовсе не вторжение в личное пространство.

Чунин раздал ученикам фломастеры: все разных цветов, чтобы детям было веселее. У самого Ируки был свой собственный маркер, и не зря сенсей использовал именно его при наказании провинившихся… впрочем, Какаши узнает это, и достаточно скоро.

- Вперед, - благословил будущих шиноби на подвиги во имя искусства сенсей и подбодрил. – Ну же!

И детвора с похвальным энтузиазмом творила, пройдя от стадии «Мамочки, большой дядя ниндзя убьет меня!» до «Я практикуюсь в бодиарте на живом шиноби!», используя в качестве холста тело Хатаке.

****

Какаши был дзенином и экс-АНБУ. Это означало, что он был в достаточной мере натренированным, чтобы, очнувшись, не выдать себя ни дыханием, ни колебанием уровня чакры. Но когда ваше последнее воспоминание – позорное поражение от руки чунина, укравшего вашу книгу и унизившего вас в присутствии многих шиноби при сдаче отчета, о подготовке как-то забываешь…

- ?! – глаз Копии просканировал окрестности.

Сказать, что дзенин был шокирован, значило ничего не сказать.

Ирука надавил на точку на затылке Хатаке, возвращая тому способность двигаться. Перед висевшим вниз головой дзенином выстроились двадцать улыбавшихся и гордо державших фломастеры перед собой недогенинов. А с ними вместе - зловредный чунин с манящей улыбкой, удерживающий собственный маркер в состоянии равновесия на указательном пальце.

И тут Копирующий почувствовал опутавшие его сети чакры.

Моргнув, Какаши взглянул на себя вниз (ну, точнее, принимая во внимание его положение - снизу вверх), и понял, что чертов чунин его полностью раздел! До любимых боксеров в веселенький сюрикенчик!

Хатаке пришел в замешательство, осознав, что маску Умино оставил. Все хотели узнать, что там такое под ней прячет гений. И всякий раз, когда Какаши попадал в госпиталь, по крайней мере десять человек пытались сорвать ее, пользуясь временной слабостью ниндзя. Генины и дзенины с одинаковым упорством предпринимали все новые и новые попытки раскрытия тайны внешности Копирующего. Шиноби даже заключили между собой пари с общим банком выигрыша (при этом все почему-то думали, что сам Хатаке о споре не знал, а ему было лень разубеждать людей в обратном).

- Что. Вы. Делаете? - голос Какаши был низким, с нотками угрозы, и любой другой, вскрикнув от испуга, развязал бы разъяренного ниндзя и постарался смыться подобру-поздорову.

Ирука, однако, лишь ухмыльнулся.

- Это называется арест, Хатаке.
- Вы не можете арестовать меня! - запротестовал Какаши, выпучив глаз.

Да что вообще такое с этим парнем?

- Если ваш рефлексы настолько плохи, что маленькому чунину удалось поймать Великого Шарингана Какаши и подвесить его вверх тормашками на дереве, то вы в любом случае это заслужили, - пожал плечами Ирука.
- Почему, черт возьми, на мне нет штанов? - спросил вдруг Какаши первое, что пришло в голову.
- Чтобы было легче рисовать на вас, - ответил Умино таким тоном, будто это было очевидно.
- Чтобы сделать что?
- Для предполагаемого гения вы как-то медленно соображаете.
- Гениальность помогает, когда я не вишу на дереве вниз головой, не раздет до трусов и НЕ РАЗРИСОВАН! – заорал Хатаке.

Дети спрятались за своего сенсея, испугавшись, что шиноби сошел с ума.

- Полагаю, это научит вас не прерывать впредь занятия, нэ?
- Это-это-это смешно! – выплюнул Какаши.
- Удачи, Хатаке, - помахал ему рукой Умино и повернулся к ученикам. – Дети, возвращаемся обратно в класс!
- Вы ведь не собираетесь бросить меня здесь! - крикнул дзенин, осознав, что чунин и вправду уходит.
- О, как освободиться, можете прочитать на веревке.
- Что?

Ирука злобно усмехнулся.

- Для всех, кто прерывает занятия, я использую специальный маркер. Ученики просто рисуют, а я вот пишу, чего хочу от нарушителя дисциплины. Надпись пропитана чакрой, так что она не исчезнет, пока вы не выполните мои условия. А как только выполните – надпись исчезнет, веревка тоже, и вы свободны. Правда, рисунки смывать умаетесь, дети очень старались. Думаю, за день-два управитесь.

Копирующий был слишком потрясен, чтобы наорать на наглого штабного, и потому смолчал. Сенсей же скрылся с детьми в недрах академии, оставив дзенина мучиться в одиночестве.
Хатаке изогнулся, чтобы прочитать злополучную надпись.

«Меня должны увидеть двадцать шиноби». Какаши застонал, понимая, что он может провисеть здесь очень долго, если только не обратит на себя пристальное внимание двадцати человек, чего его гордость просто не позволит.

Как бы то ни было, второе условие было еще хуже:

«Я скажу Хокаге, что я грубиян и извращенный придурок, который вежлив лишь тогда, когда от этого зависит его жизнь».

Ну, дерьмо.

Парень оказался на редкость креативным, нужно отдать ему должное.

****

Часа через три прозвенел звонок, означавший, что занятия в академии закончились. Ирука вышел во двор и не увидел Хатаке. Дети, одновременно разочарованные исчезновением дзенина и напуганные перспективой возмездия, быстро разбежались по домам. После их ухода Умино скрестил на груди руки и усмехнулся:
- Сами соизволите снять иллюзию или это сделать мне?
- Ебать… Кай! - Какаши, все так же висевший вниз головой, снял гендзюцу, изрыгая проклятия, и вновь стал видимым.
- Если хотите обрести в ближайшее время свободу, лучше вам поскорее рассмотреть вопрос о привлечении к себе внимания, - невинно посоветовал чунин. - Вам нужно позвать двадцать шиноби и Цунадэ. И, спешу заметить, не так много людей ходит мимо заднего двора академии.

Какаши прожег злобным взглядом зарвавшегося сенсея, но любопытство перевесило негодование:
- Как ты это сделал?
- Хм? Что сделал? – уточнил Ирука, присаживаясь на скамейку рядом с деревом.
- Как ты меня вырубил!
- Это называется точечный удар, тупица. Вы, как и все люди, должны знать, как это работает, о, великий Шаринган Какаши.
- Я знаю, что такое точечный удар! Я имею в виду ... как ты нанес его мне?
- То, что ты выше меня рангом, вовсе не значит, что ты гораздо сильнее и быстрее. В конце концов, ранг - всего лишь формальность, - пожал плечами чунин с видом человека, объяснявшего Копирующему прописные истины, доселе тому не известные. – Полагаю, ты просмотрел папку с моими данными после того, как я выгнал тебя из штаба?
- Возможно, - нахмурился Какаши.
Какого черта этот парень читает его, как раскрытую книгу?
- Ты украл ее из архива или из документов Хокаге?
- Из архива, - хмыкнул Хатаке, слегка, однако, растерявшись.

Он говорил с учителем, которого совершенно не волновал факт взлома архива. Разве учителя не должны способствовать порицанию подобных поступков?

- Не нужно так на меня смотреть. Ты уже это сделал. Нет никакого смысла сейчас тебя отчитывать. В любом случае, если ты ознакомился с данными из архива, то не знаешь, что мне несколько раз предлагали стать дзенином, - небрежно сообщил Ирука.

Видимый глаз Какаши широко распахнулся от удивления, но его голос оставался все таким же спокойным.

- И почему же ты не соглашаешься?
- А вот это действительно не твое дело, - отрезал Умино.
- А знаешь, что не являлось твоим делом? Красть мою книгу, раздевать меня, подвешивать на дереве, и рисовать на мне! - сердито указал Хатаке.
- Не передергивай, - отмахнулся Ирука. – Так что, ты хочешь, чтобы я помог позвать людей? Или будешь продолжать упорствовать?
- Я хочу, чтобы ты опустил меня на землю!
- Разумеется! – усмехнулся чунин. – Как только тебя увидит достаточное количество людей и услышит Хокаге.

****

- Что он должен сказать?!
- Как вы думаете, он скажет?
- Эй, а кто-нибудь успеет вырубить его, прежде чем он нас убьет?
- Дело принимает дурной оборот. А ведь мне нравился Ирука-сенсей…
- Эй, не говори о нем так, будто он уже умер!
- Он связал Хатаке. Да мы можем смело планировать чертовы похороны

Толпа состояла гораздо больше, чем из двадцати человек… Ирука сидел на камне рядом с подвешенным дзенином, рассеянно теребя его взъерошенные волосы. Со стороны казалось, что они - мирно беседующие друзья, но на самом деле все было совсем не так.

- Ты уже выучил свою речь? - поинтересовался чунин.
- Нет! Ты просто опустишь меня вниз. Я никогда не произнесу ничего подобного! Я уважаемый сильный шиноби, черт бы тебя побрал! - зарычал Какаши.
- Ну, чем раньше ты скажешь ей, тем быстрее все закончится.
- Я не скажу этого!
- Да люди забудут обо всем через нескольких дней… Не понимаю, чего ты так ноешь. Тоже мне нашел большое дело.
- Если это не большое дело, то опусти меня на землю!

Чунин пожал плечами:
- Проучить такого высокомерного ублюдка, как ты, гораздо интереснее.
- Ты сдохнешь, как только я освобожусь, - посулил Какаши.
- Возможно. Но, думаю, мои надписи будут удерживать тебя еще несколько дней… Неплохая фора, как считаешь?
- Смешно, - невесело нахмурился Хатаке. - Что ж за надписи такие волшебные?
- Это знаю только я, ну а ты исполнишь мои желания, - подмигнул Ирука.
- Я тебе не чертова крестная фея, - хмыкнул дзенин. - Я не исполняю ничьих желаний.
- Нужно будет, станешь и феей-крестной.
- Мечтай, умник, - презрительно закатил глаза Копирующий.

А Цунаде тем временем уже пробралась сквозь толпу и теперь стояла перед Какаши. Она не могла сдержать ухмылки и фыркнула от смеха, когда увидела, в каком положении находился дзенин:
- Итак, малыш, я слышала, ты что-то хотел мне сказать?
- Я смотрю, Вам все это нравится, - Какаши с укоризной посмотрел на Хокаге.
- Эх. Вы оторвали меня от нудной возни с документами. А я всегда рада подобным перерывам… Ирука, верно?

Пятая посмотрела на сенсея.

- Да, - кивнул тот.
- Вот за такие моменты я и люблю свою работу, парень, - усмехнулась Цунаде, обращаясь к Копии, и снова обернулась к чунину. – Хатаке давно был нужен кто-то, кто надрал бы ему задницу. Несносных детей просто необходимо иногда шлепать.
- Я здесь, старая карга, - нахмурился Какаши.

Цунаде от души врезала охамевшему подчиненному, и дзенин завертелся на веревке так быстро, что от одного взгляда на него у Ируки закружилась голова.

- Я не так стара, ты, неблагодарный недомерок! - буркнула Хокаге, глядя на все еще вращающегося вокруг своей оси Хатаке.
- Это прекрасный момент, чтобы сказать ей то, что хотел, Каши-кун, - невинно улыбнулся Умино.

Копирующий посмотрел на него, ошарашенный только что полученным прозвищем, но через мгновение уже пришел в себя и выплюнул:
- Держи карман шире, Рука-чан!

Глаза сенсея сузились от гнева, и он с силой крутанул Какаши еще раз со словами:
- Не смей называть меня так! Вот ведь паршивый ублюдок.

- ХОРОШО, черт бы тебя побрал! - крикнул Хатаке, и Ирука тут же схватил его, останавливая вращение.
- Итак?
- Тебе уже пора удирать, - зарычал Какаши на Ируку, прежде чем пробурчать себе под нос, обращаясь к откровенно наслаждающейся моментом Цунаде:
- Я грубиян и извращенный придурок, который вежлив лишь тогда, когда от этого зависит его жизнь.

Веревка исчезла. Будучи дзенином, Копирующий, естественно, не рухнул кулем на землю, а приземлился на ноги и теперь стоял, злобно уставившись на толпу.

- Если вы не желаете своей смерти, просто исчезните, - посоветовал он с явной угрозой в голосе, и шиноби, опасаясь за свое здоровье, быстро разошлись.

Остался один Ирука, и одевающийся Какаши смерил его ледяным взглядом:
- Ну и какого черта ты все еще здесь?
- Не срывай мне больше занятия, понял? – потребовал Ирука, ничуть не испугавшись.
- Маа ... Захочу – сорву, - закатил глаза дзенин, почувствовав необходимость оставить за собой последнее слово. – Тебе всего лишь повезло поймать меня врасплох, чунин.
- Ну-ну, успокаивай себя этим, - Ирука почти незаметно вздрогнул при упоминании его ранга.
- Может быть, мне все же стоит поставить тебя на место, чунин, - нахмурился Какаши.

Умино снова вздрогнул, на этот раз сильнее.

- Может быть, это я должен поставить на место тебя, чтобы до тебя, наконец, дошло: нельзя обращаться к людям, как тебе заблагорассудится! У меня, знаешь ли, есть имя.
- А я знаю, просто меня это не волнует, чунин, - поддразнил Какаши.

Следующее, что он понял, так это то, что его тело вдруг оторвалось от земли…
Силы удара сенсея могло бы хватить на то, чтобы проломить оппонентом стены академии. Но они находились слишком далеко от здания, и дзенин успел прийти в себя от изумления. Поэтому Какаши просто ухватился налету за ветку стоявшего неподалеку дерева и тут же ринулся обратно, туда, где стоял, подобравшись в ожидании ответной атаки, сенсей. Копирующий принял боевую стойку, вытянул из сумки сюрикены, по три на каждую руку, и тут же бросил их в чунина.
Ирука легко уклонился (он был учителем, в конце концов), а затем сам азартно бросился вперед, сшиб удивленного подобным безрассудством дзенина, и они вдвоем покатились по земле. Некоторое время шла борьба – возня, но Ируке наконец все же удалось «оседлать» Хатаке.

- Не так плохо для чунина, нэ? - довольно ухмыльнулся сенсей.
Если бы Умино только знал, к чему приведут его действия, наверное, никогда бы не забраковал тот злополучный отчет в их первую встречу…

@темы: перевод, жанр: юмор, жанр: романтика, Какаши, Ирука