Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
14:22 

Ревность

Yasia2506
Название: Ревность.
Автор: Yasia.
Бета: Своими силами.
Пейринг: Генма/Эбису, Какаши/Ирука.
Рейтинг: PG-13.
Жанр: Романс, флафф, капелька ангста.
Статус: Закончен.
Дисклеймер: Героев не имею, пользы не извлекаю, Кишимото втайне завидую.
Размещение: Только с разрешения автора.
Саммари: Генма с Эбису встречаются тайно, и Ширануи это совсем не нравится. Эбису постоянно провоцирует его на ревность.
От автора: Написано в подарок для Болтливая Ять


- Намиаши снова отирался около тебя весь вечер, - пронзая глазами Эбису, возмущался сенбононосец. Любимую иглу он вынул изо рта и вращал между пальцев правой руки, что обычно свидетельствовало о крайней степени раздражения.
- Генма, не придумывай Ками знает что. Мы с Райдо обсуждали некоторые аспекты применения огненных и воздушных техник, а также возможности их комбинирования, - отмахнулся от любовника элитный учитель.
- Ах, он для тебя уже просто Райдо? - блондин едва не шипел, глядя на Эбису сузившимися глазами.
- Ну да. А что, мне теперь ко всем по фамилии обращаться? – фыркнул тот, не придавая очередной истерике своего парня никакого значения.
- Да хоть бы и так. Меня ты почему-то до сих пор в штабе Ширануи-саном называешь, будто мы едва знакомы! – взорвался блондин.
- Ну, так это же для конспирации. Чтобы никто не догадался, что мы встречаемся, - словно маленькому ребёнку, начал втолковывать Генме элитный учитель.
- В бар ты ходишь только со штабными, тренируешься с Асумой и Райдо, даже в компании Анко тебя можно застать гораздо чаще, чем со мной. У меня уже в печенках сидит эта твоя конспирация. Создаётся такое впечатление, что ты специально меня провоцируешь, - Ширануи был близок к тому, чтобы сорваться и высказать любовнику всё, что он думает о его скрытности, конкретно перечислив все душевные страдания, выпавшие на его долю за те полгода, которые они встречались.
Чувствуя это, Эбису успокоил любовника единственно возможным способом – утащив в спальню и до самого утра доказывая не словами, а делом, что относится к нему гораздо лучше, чем к остальным шиноби Конохи вместе взятым. Под утро, удовлетворённые и уставшие, оба заснули в объятиях друг друга. Вот только Генма, прежде чем отправиться в царство Морфея, решил, что к вопросу конспирации он ещё обязательно вернётся. Причём, в самое ближайшее время.

Зайдя в штаб, чтобы написать объяснительную насчёт очередной выходки Конохамару, которая повлекла за собой порчу личного имущества кого-то из штатских, Эбису замер в проходе, шокированный открывшимся ему зрелищем. Около стола для заполнения отчётов сидел Генма, а рядом с ним, непозволительно близко наклонившись к блондину и что-то нашептывая ему на ухо, расположился Хатаке Какаши.
Судя по довольному хихиканью Ширануи, его ничуть не смущала, а даже наоборот, весьма радовала близость гения Конохи. При этом Генма даже сенбоном не повёл в сторону любовника, хотя элитный учитель был уверен, что тот почувствовал его чакру.
В глаза сразу же бросилось бледное лицо Ируки, который, стиснув кулаки и сцепив зубы, пронзал парочку разъярённым взглядом.
- Ма-а-а, какая встреча, Эбису-сенсей, - протянул обернувшийся к двери Хатаке, ленивым жестом забрасывая левую руку на плечо Ширануи. – Давненько я вас не видел.
«А уж с каким бы удовольствием я тебя не видел и впредь, пугало огородное», - подумал тот, едва не скрипя зубами.
- Добрый день, Эбису-сенсей. Как дела? – вслед за Копирующим, повернулся в его сторону сенбононосец.
«А то не знаешь? Только утром распрощались в твоей квартире», - очередная мысль мелькнула в голове элитного учителя.
- Просто замечательно, Ширануи-сан. Конохамару мне скучать не даёт, - впиваясь взглядом в расслабленное лицо медика и кривовато улыбаясь, выдохнул он.
- Ну, тогда не буду вас отвлекать. Какаши мне о своей последней миссии рассказывает, но вам, наверное, это не интересно, - протянул Генма и снова обернулся к Хатаке, словно Эбису был пустым местом.
Раздраженный до невозможности, элитный учитель плюхнулся на стул рядом с Ирукой и принялся заполнять бланк объяснительной. К сожалению, расстояние в пару метров не могло заглушить тихого шепота и довольных смешков, раздающихся из-за спины. А внутри глухим комом нарастали обида и злость.

Ну разве мог он себе представить ещё полгода назад, что ему будет так больно видеть Ширануи, любезничающим с каким-нибудь другим шиноби или коноичи. Ведь инициатором их отношений стал именно Генма. Просто однажды вечером он появился на пороге квартиры Эбису и без предисловий заявил тому, что жаждет стать его парнем.
Элитный учитель даже опешил от таких слов. Почему-то в голову сразу же полезли всякие глупые предположения о том, что блондин наверняка шутит, или просто поспорил с кем-нибудь и таким нелепым способом пытается выиграть пари. Но, когда, устав ждать ответа, Ширануи переступил порог и решительно накрыл губы Эбису своими, всем телом прижавшись к учителю, все мысли бросились врассыпную, покидая голову хозяина квартиры.
Остались только блаженство, томная нега и всё нарастающий жар внутри, постепенно охвативший тела обоих шиноби. И только на следующее утро, после ночи, полной страсти и ласки, нежных прикосновений и болезненных укусов, жарких поцелуев и сокрушающих оргазмов, непрошенные мысли снова вернулись к Эбису. С одной стороны то, чем они занимались всю ночь, было великолепно, но червячок сомнения, закравшийся в душу, не давал расслабиться и принять это как должное.
Разбудив сопящего ему в ухо Генму, задремавшего на рассвете, элитный учитель выскользнул из тёплых объятий и отправился на кухню ставить чайник. Справившись с поставленной задачей, он присел на колченогий табурет около стола, подперев рукой щёку. Заварник и две чашки уже заняли свои места на кухонном столе. Оставалось только дождаться, пока чай заварится, и приглашать гостя на утреннюю трапезу.
- Так что насчёт моего предложения? – абсолютно не стесняясь своей абсолютной наготы, через несколько минут к хозяину присоединился Ширануи. Несмотря на полное отсутствие одежды, сенбон уже занимал своё привычное место во рту блондина. - Ты будешь со мной встречаться?
Элитный учитель уже готов был ответить на этот вопрос – не зря же он так и не сомкнул глаз, даже когда любовник забылся в сладкой дрёме, размышляя над словами сенбононосца. И Эбису выдал ошарашенному Генме получасовую лекцию том, какая это важная и ответственная работа – быть учителем, завершив её словами о том, что шиноби, удостоившийся такого почётного занятия, просто обязан иметь безупречную репутацию.
- Если честно, я не до конца понял, к чему ты ведёшь, - растерянно пожал плечами блондин, перекатывая сенбон из одного уголка рта в другой.
Элитный учитель только многозначительно закатил глаза, мысленно кляня непонятливость Генмы. Вот только, из-за очков, которые он водрузил на нос с самого утра, чтобы не выдать смятение чувств, а глаза всегда в полной мере отражали его эмоции, этот жест ускользнул от внимания собеседника.
- А веду я к тому, что не имею права быть замеченным в каких-либо предосудительных связях, тем более, состоять в интимных отношениях с лицом одного со мной пола, - выдал он в лицо Ширануи.
- То есть, ты хочешь сказать, что отказываешься? – расстроился тот. Поникшие плечи и печальное выражение на ещё совсем недавно сиявшем улыбкой лице блондина, острой иглой вонзились в сердце элитного учителя. Медленно поднявшись из-за стола, Генма повернулся к двери. – Ну что ж. Тогда не буду тебя отвлекать.
- Да погоди ты. Дослушай до конца, а потом уже решай – нужно оно тебе или нет, - вслед за гостем вскочил из-за стола Эбису. – Я не сказал, что против этих отношений. Просто у меня есть одно условие - о том, что мы встречаемся, не должен знать ни один человек в деревне. Если тебя устраивает такой расклад, я стану твоим парнем.
Конечно, Генма не раздумывая согласился на все условия. И целых полгода держал своё слово, ни единым жестом не давая понять окружающим, что их с элитным учителем связывают более тёплые, чем с остальными шиноби, отношения. Постороннему наблюдателю вообще, скорее всего, показалось бы, что они едва знакомы.

«Неужели, я разонравился ему? Ещё неделю назад он закатывал истерики по поводу моего общения с Райдо, а сейчас сам шушукается с Копирующим. Может, он устал притворяться? Или?..» - все остальные мысли Эбису гнал от себя прочь, но они снова и снова возвращались нежданными гостями в голову элитного учителя.
Он сам не знал, почему ему было так горько видеть любовника рядом с другими шиноби. Решив поначалу, что просто расстроился за лучшего друга, который вздыхал по Хатаке уже довольно давно, он почти успокоился и собирался забыть про эпизод в штабе. Увы – Какаши оказался только первой ласточкой. На следующий день Ширануи отправился в бар с Аобой, а через неделю травил анекдоты с Изумо и Котецу, заливаясь смехом и периодически приобнимая то одного, то другого. А когда Морино Ибики, хитро подмигнув сенбононосцу, схватил его за руку и утащил в сторону отдела пыток и допросов, Эбису и вовсе приуныл.
Лёжа вечером в постели, он снова и снова прокручивал в голове воспоминания о самых счастливых моментах своей жизни. Как ни странно, почти все они были связаны с Генмой. Только сейчас, понимая, что Ширануи начал отдаляться от него, элитный учитель осознал, как много тот для него значит. До самого рассвета он не сомкнул глаз, раздумывая, как бы ему подступиться к любовнику с разговором. Медик уже два дня не приходил к нему ночевать и к себе в гости не приглашал. Уже один этот факт символизировал о начинающемся разладе в их отношениях – раньше, если только не был на долгосрочных миссиях за пределами деревни, Генма всегда старался провести ночь в его объятиях.
С самого утра Эбису решительно отправился к квартире Ширануи. Но дома того уже не было. Около часа побегав по деревне, элитный учитель всё-таки обнаружил блондина в небольшом уютном кафе неподалёку от штаба. Вот только сенбононосец был не один. Радостно улыбаясь и жестикулируя, он увлечённо рассказывал о чём-то Куренай, которая внимательно его слушала и кивала, соглашаясь с каждым его словом и улыбаясь в ответ.
Оказывается, физическая боль – это ещё не самое страшное. Это элитный учитель прочувствовал на собственной шкуре. От счастливого вида любовника, который получал массу удовольствия, общаясь не с ним, словно острые иглы впились в сердце Эбису, безжалостно раня и заставляя кровоточить разрывающееся от боли сердце. Не видя ничего перед собой, джонин развернулся и медленно побрёл вдоль улицы, оставшись незамеченным оживлённо болтающей парочкой.
Хотелось умереть. Одним махом покончить с этой проклятой жизнью, которая и раньше никогда не баловала его, а сейчас и вовсе решила раздавить, словно мелкую букашку.

- Что с тобой? Ты такой бледный, - в себя его привёл обеспокоенный голос Ируки. Очевидно, Эбису на автомате отправился в сторону квартиры единственного человека, которому мог доверять. Умино, только пять минут назад вышедший из дома, увидев на улице бредущего неизвестно куда друга, решительно схватил элитного учителя за руку и повёл его в сторону собственной квартиры, которая находилась совсем рядом.
- Ты вернулся? Что-то забыл? – из ванной, вытирая мокрую голову полотенцем, вышел Хатаке Какаши, одетый в едва не спадающие с бёдер старые спортивные штаны Ируки. Эбису неоднократно намекал другу, что эти тряпки пора бы уже отправить на помойку, но, очевидно, тому они были дороги как память. Заметив ошарашено пялящегося на него гостя, Копирующий быстро прикрыл полотенцем лицо, не скрытое привычной маской.
- Э-э-э, - замер на пороге элитный учитель, не зная, что сказать.
- Проходи уже, - подтолкнул его в спину Умино. – Какаши, поставь, пожалуйста, чайник.
Спустя пять минут трое шиноби сидели на кухне. Заваренный чай, распространявший по всей квартире неимоверный аромат, был налит в три красивые чашки, которые Ирука приберегал для особых гостей. Очевидно, собравшуюся за столом компанию хозяин квартиры именно к таковым и относил.
- Надеюсь, теперь ты скажешь, что с тобой случилось, - обеспокоенно обратился к Эбису, почти допившему чай, Умино.
Элитный учитель, к этому времени уже немного успокоившийся, не горел желанием делиться подробностями своей загубленной личной жизни с кем бы то ни было. Бредя, не разбирая дороги, в сторону дома Ируки, он как никогда отчётливо понял, что сам виноват в том, что Генма охладел к нему. Ведь Ширануи, как и всякий нормальный человек, наверняка хотел проводить со своим любимым время вместе, не скрываясь по углам, а с Эбису был вынужден ограничиваться только сексом и поцелуями украдкой. И то, элитный учитель отчитывал его за каждое проявление эмоций, словно сопливого генина.
Конечно же, так не могло продолжаться вечно. Увиденная сегодня утром в кафе картина до сих пор стояла перед внутренним взором. Никогда на его памяти Ширануи не был так весел и раскован с ним, а вот с Куренай он мог себе позволить так искренне улыбаться. Эбису постарался выбросить из головы увиденное. Почему-то признаваться лучшему другу в том, что собственными руками уничтожил свой шанс стать счастливым, ему не хотелось.
- А ты мне ничего не хочешь сказать? – решил он перевести тему. – Не каждый день я встречаю в твоей квартире полуголых гениев, выходящих из ванной.
Умино внимательно посмотрел на друга. Тот, хоть и оставался всё так же бледен, плечи немного расслабил, поэтому сидел уже не такой напряженный, как несколько минут назад.
- Пойду ка я прогуляюсь, - внезапно заявил Хатаке. Ополоснув свою чашку, он направился в сторону комнаты, где быстро переоделся и выпрыгнул в окно.
- Ну вот, теперь можем спокойно поговорить, - выдохнул Ирука. Он всё ещё чувствовал себя немного скованно в присутствии любовника.
- Признавайся, как ты охмурил Копирующего? Совсем же недавно только слюни пускал в его сторону и подойти к нему боялся, - печально улыбнулся элитный учитель.
- Ты не поверишь. Всё случилось на позапрошлой неделе. Помнишь, ты тогда ещё в штаб заходил, а Какаши с Ширануи за дальним столиком о чём-то разговаривали?
Этот момент Эбису помнил прекрасно. Именно он стал первым из череды эпизодов, наглядно продемонстрировавших ему, что Генма устал от общения с ним и предпочитает проводить время с другими шиноби и куноичи.
- Так вот, в тот день всё и произошло, - не замечая ещё больше побледневшего лица друга, Ирука с восторгом продолжил. Его глаза просто светились от счастья. – Ты тогда довольно быстро ушел, а они всё продолжали сидеть и о чём-то говорить. А потом Ширануи пожелал Какаши удачи и распрощался, а Хатаке подошел к моему столу и сходу заявил, что хочет со мной встречаться. Сам понимаешь, что я отказываться не стал. Вот и вся история.
Элитный учитель решительно ничего не понимал. Он-то был уверен, что Генма тогда заигрывал с Копирующим. Неужели, он что-то не так понял? Но ведь была же ещё и пьянка с Аобой, и неизвестно, о чём Ширануи разговаривал с Ибики. Да и сегодняшняя встреча с Куренай явно была не случайным совпадением. Растерявшись и уже совершенно ничего не соображая, Эбису, ко всему прочему, почувствовал, что его начало сильно клонить в сон.
- Приляг, отдохни. Я тебе в чай немного успокоительного добавил, так что тебе может захотеться спать, - уже как будто откуда-то издалека донёсся до него затихающий голос Ируки. Джонин слабо ощущал, что его поднимают на ноги, куда-то ведут и укладывают на футон, но никак не реагировал на внешние раздражители. Как только его голова коснулась подушки, он провалился в беспокойный сон.

- …не сказал, что с ним случилось? – обеспокоенный голос, раздающийся совсем рядом, был ему прекрасно знаком.
Эбису улыбнулся. Хоть во сне он сможет почувствовать – каково это, когда Ширануи так переживает за него. Ощущение, будто его держат за руку, непроизвольно поглаживая большим пальцем ладонь, было настолько приятным, что просыпаться совершенно не хотелось. Зачем ему возвращаться в мир реальности, где любимый, устав от его выкрутасов, скоро пошлёт его ко всем биджу и найдёт себе кого-нибудь получше? Того, кто не заставит его хранить в тайне их отношения.
- Нет, я так и не смог узнать, что его расстроило, - голос Умино прозвучал довольно близко, а спустя мгновение на лоб элитного учителя опустилась рука друга. – Температуры, вроде, нет. На попытку воздействовать на его разум какими-нибудь техниками тоже не похоже. Я даже не знаю, что с ним могло случиться.
Судя по тому, что прикосновения ощущались очень чётко, это был вовсе не сон. Собираясь убедиться в этом, Эбису резко распахнул глаза, чтобы сразу же их закрыть. Кто-то, скорее всего, Ирука, снял с него очки, поэтому даже закатное солнце больно резануло своими лучами по глазам. Но даже за те несчастные доли секунды, что его глаза были открыты, элитный учитель успел увидеть, что на полу около футона, на котором лежит он сам, сидит Генма и с волнением всматривается в его лицо.
- Эбису, ты как? – сразу же раздался почти у самого лица взволнованный голос любовника, подтверждающий, что это всё не галлюцинации и не игра больного воображения. И столько в этом голосе было тревоги за него, что из глаз элитного учителя непроизвольно покатились крупные слёзы, которые он каким-то образом сумел сдержать утром.
- Да скажи же мне, что с тобой случилось? – еще больше обеспокоился Ширануи. Но видя, что любимый и не думает успокаиваться, крепко прижал его к своей груди и начал гладить по спине и волосам, шепча на ухо какие-то нежные глупости. Постепенно слёзы прекратили течь из глаз. Эбису только шморгал носом, вцепившись руками в джонинский жилет и уткнувшись лицом куда-то в район шеи любовника. Окончательно успокоившись, он с трудом расцепил крепко сжатые пальцы. Ему было одновременно безумно хорошо в крепких объятиях уверенных рук, а с другой стороны, неимоверно стыдно за устроенную истерику.
- Я люблю тебя, - неожиданно, сам не понимая, почему говорит это именно сейчас, прошептал он на ухо Генме.
- И я тебя люблю, - услышал он в ответ. Ширануи отстранил его от себя, совсем ненадолго, сразу же начиная покрывать щёки, всё еще красные от слёз, лёгкими поцелуями.
Ирука, сообразивший, что является случайным свидетелем того, что не должен был видеть, ещё несколько минут назад покинул собственную квартиру, заодно прихватив с собой и читающего на подоконнике свою любимую книжку Хатаке. В итоге в комнате остались только двое.
- Так что, теперь ты наконец-то скажешь, кто довёл тебя до подобного состояния? – поинтересовался Генма. – Мне когда Какаши сказал, в каком ты был состоянии, я чуть разрыв сердца не получил.
- А почему это Копирующий именно тебе о моём состоянии побежал докладывать? – Эбису уже не был так эмоционально взволнован, как несколько минут назад, поэтому мгновенно насторожился, стоило только последним словам слететь с языка любовника. Генма замялся и попытался отвернуться, но элитный учитель не дал ему этого сделать, крепко ухватив рукой за подбородок и повернув лицом к себе. – Ну, я жду ответа.
- Хорошо, - словно на что-то решившись, Ширануи пристально посмотрел в не скрытые стёклами очков глаза внимательным взглядом. – Я всё тебе расскажу. Только пообещай, что выслушаешь до конца, не перебивая.
Эбису только нахмурился и согласно кивнул.
- Я ужасно ревновал тебя ко всем, с кем ты общался. Сам же понимаешь – одно дело, когда каждая собака в деревне знает, что мы встречаемся, и совершенно другое, когда все думают, что ты свободен. Ну, и твоё слишком тесное общение с Ирукой не давало мне покоя. А в один прекрасный день я заметил, что Хатаке тоже пристально наблюдает за вами. Сначала я хотел вызвать его на поединок, но, присмотревшись, понял, что он пускает слюни не на тебя, а на твоего приятеля. Вот тогда-то у меня и появилась в голове мысль свести их вместе, таким образом обезопасив себя с этой стороны. В тот день в штабе я подсел за стол к Копирующему и уговорил попытаться подкатить к Умино. В итоге, он последовал моему совету, а что было дальше, ты и сам прекрасно видишь. Они уже две недели живут вместе.
- Это-то мне понятно, только ты так и не объяснил, почему Какаши позвал тебя сюда.
- Ну, понимаешь, - замялся Генма, - он тогда спросил, как я догадался о его чувствах к Ируке. В общем, мне пришлось признаться, что я наблюдал за тобой, потому что влюблён в тебя по уши. Но я ему не говорил о том, что мы встречаемся, так никто ничего до сих пор об этом не знает, а твоя репутация учителя не пострадала.
- Да к биджу мою репутацию, - Эбису и сам не ожидал от себя подобной реакции. Ведь если Ируке, который тоже работает учителем, можно встречаться с парнем, то чем же он хуже? Вот только снова всплывал вопрос о похождениях Ширануи за последнюю неделю. И пусть сейчас медик сидит около его футона и держит за руку – не факт, что тому не было бы приятнее проводить это время в компании Аобы, Ибики или Куренай. Решившись, он задал самый насущный на данный момент вопрос. – Ты на самом деле любишь меня, или просто повторил эти слова за мной?
- Эбису, что за глупости ты говоришь? – удивился блондин. – Конечно же, я люблю тебя. Так сильно, что даже словами не могу описать.
- Тогда почему ты в последнее время избегал меня? Я думал, что тебе надоело прятаться по углам, и ты решил меня бросить, - растерянно прошептал элитный учитель.
Генма покраснел. Он понимал, что для того, чтобы убедить любимого, придётся рассказать всю правду, как есть, но опасался его реакции. В итоге, всё-таки решившись, он снова устремил взгляд своих ореховых глаз на лицо Эбису.
- Понимаешь, я ревновал тебя не только к Ируке. Ты проводил много времени ещё и с Райдо, Асумой и Анко. Вот я и подумал, что если они тоже найдут себе вторые половинки, то мне не придётся так сильно переживать, когда в следующий раз ты окажешься в их компании.
Паззл в голове элитного учителя потихоньку начинал складываться.
- То есть, когда ты пошел в бар с Аобой…
- … я намекнул ему, что не стоит скрывать от Райдо, что тот ему уже давно нравится.
- А с Ибики вы о чём беседовали?
- О прелестях Анко, естественно, - хмыкнул Генма, но сразу же придал лицу серьёзное выражение, как только заметил недовольство во взгляде любимого. – Морино оказался ценителем девушек со вздорным характером и хорошим аппетитом.
- А о чём ты так мило болтал сегодня утром с Куренай? – невольно вспоминая, как больно ему было увидеть их вместе, задал последний вопрос элитный учитель.
- Я намекнул ей, что один нерешительный джонин, который вот уже десять лет не расстаётся с сигаретой в зубах, пожирает её глазами при каждом удобном случае.
- Кто бы говорил. Сам свою иглу изо рта не выпускаешь, - фыркнул Эбису, у которого на душе мгновенно полегчало. Утренние мысли уже казались такими далёкими и глупыми, что их не хотелось даже вспоминать.
- Так ты простишь меня? – вывел его из задумчивости робкий голос Ширануи.
После всех тех ужасов, которые элитный учитель успел себе представить, после того, как он думал, что больше не нравится Генме, и тот скоро предложит расстаться, вопрос прозвучал совершенно неуместно. Тем не мене, любимый продолжал смотреть на него выжидающе, с надеждой во взгляде, поэтому Эбису чувствовал себя обязанным дать ему ответ. Но, вместо слов, он просто протянул вперёд руки, крепко обняв и прижав к себе блондина, и поцеловал его, сначала робко, а затем гораздо увереннее, преодолевая преграду из зубов и вовсю хозяйничая языком во рту Ширануи…
- Ты знаешь, мне кажется, пора бы нам уже и честь знать, - выдавил он из себя несколько минут спустя, не давая рукам любовника проникнуть под одежду. Генма лишь растерянно смотрел на него, не понимая, почему ему не дают в полной мере насладиться столь желанным телом, но Эбису был непреклонен. – Пошли уже домой, Купидон местного масштаба. Не думаю, что Ирука сильно обрадуется, если мы займёмся сексом на его футоне. А с его парнем нам и подавно лучше не ссориться.

Как обычно по понедельникам, штаб был до отказа набит шиноби. А учитывая, что завтра должен был начаться новый учебный год в академии, оживление, царившее вокруг, было вполне понятно. Родители будущих шиноби спешили как можно скорее отчитаться в выполнении миссий, чтобы заняться подготовкой к торжественному для их юных чад дню.
Элитный учитель сам вызвался помочь не успевающим выдавать задания и принимать отчёты Изумо, Котецу и Ируке. Он уже порядком умаялся работать с документами, но благодарная улыбка друга компенсировала и накопившуюся за день усталость, и появившуюся под конец смены лёгкую головную боль. Внезапно на плечи ему опустились две ладони с длинными тонкими пальцами и начали разминать затёкшие мышцы.
- Ну что, долго ещё тебе здесь сидеть? – поинтересовался Генма и, наклонившись, поцеловал его в щёку. – Я же вижу, что ты уже устал. Дома сделаю тебе настоящий массаж и проведу сеанс акупунктуры.
- Знаю я твой массаж, - фыркнул Эбису, который прекрасно помнил все предыдущие попытки любовника размять ему спину, постепенно плавно перетекающие в жаркий секс. – А вот от сеанса иглоукалывания отказываться не стану. Ты же в этом деле мастер.
И никого из присутствующих в штабе шиноби не удивило, что элитный учитель чуть приобнял Ширануи и поцеловал его в ответ. Как сенбононосец и мечтал, теперь действительно каждая собака в Конохе знала об их отношениях. И земля не упала на землю, а родители учеников не стали относиться к элитному учителю хуже, чем раньше, узнав о его ориентации. Но, даже если бы это было и так, Эбису прекрасно понимал, что для него имеет значение мнение единственного человека на земле, того, который сейчас стоит прямо напротив него и улыбается своей самой очаровательной улыбкой. А всё остальное не имеет значения.
- Ирука, я уже закругляюсь, - обернулся он к другу, многозначительно кивнув на часы, висящие на стене. – Моя смена подошла к концу.
- Да вижу я уже, что у тебя подошло, - хитро улыбнулся Умино. – Я и сам уже собирался заканчивать. Ты не забудь, кстати, насчет нашего приглашения.
Ширануи хотел было поинтересоваться, о чём идёт речь, но в этот момент в проёме окна мелькнул силуэт светловолосого шиноби с беспорядочно торчащими волосами и надвинутым на глаз хитаем, а секунду спустя Ируки в комнате уже не было. Генма перевёл свой взгляд на элитного учителя и вопросительно поднял бровь, а заодно и сенбон. Со стороны это смотрелось весьма комично.
- Вот только не нужно подозревать вокруг мировой заговор и снова начинать ревновать. Знаешь же прекрасно, что кроме тебя мне никто не нужен, - самым краешком губ улыбнулся Эбису, глядя на любовника. – У Хатаке через две недели день рождения, мы с тобой приглашены на праздник. По-моему, кроме нас и Гая никого больше не будет.
- Ну, хорошо, так уж и быть, к нему я тебя ревновать не стану, - усмехнулся Генма, хватая элитного учителя за руку и направляясь в сторону выхода.
- Куда ты меня тащишь? – чисто для вида возмутился Эбису, который готов был идти вот так за руку с любимым хоть на край света.
- Ну, не подарок покупать, это точно, - фыркнул тот. – Спешу провести сеанс акупунктуры. И не факт, что потом я всё-таки удержусь от того, чтобы сделать тебе массаж.

@темы: Генма, Ирука, Какаши, Куренай, Райдо, Эбису, жанр: ангст, жанр: романтика, размер: мини (до 20 машинописных страниц)

Комментарии
2012-05-10 в 18:44 

Блеск сенбона
Что ты любишь в других? - Мои надежды...©
Очень чувственный текст получился и не без огонька :vo: *правда, Какаши всё же жаль - месяц воздержания за глупую шутку... Иру жесток :-D*

2012-05-10 в 19:06 

Yasia2506
Блеск сенбона, ну, Ирука же только на словах такой грозный, а потом у него всегда можно будет прощения выпросить. ;-)

2012-05-11 в 19:38 

Hono cho
Нет ничего утомительнее, чем присутствовать при том, как человек демонстрирует свой ум. В особенности если ума нет. Эрих Мария Ремарк
Ай да Генма, ай да сукин сын! Интриган и кознетворец! Ты посмотри, как все ловко провернул! ЗачОт ему, как шиноби, за смекалку, находчивость и ловкость! И самое главное, что вечно рефлексирующего параноика Эбису успокоил и излечил от излишней скрытности и стеснительности. :vo:

2012-05-11 в 20:34 

Yasia2506
Hono cho, да, Генма он такой. ;-) Любого из скорлупы выковыряет.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Горячие клинки Конохи

главная